Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

РЫБОПЕРЕРАБОТЧИКАМ ГРОЗИТ ПОВЫШЕНИЕ "ВОДНОГО НАЛОГА"

Ещё в прошлом году вступило в силу Постановление Правительства от 29 июля 2013 года № 644 «Об утверждении Правил холодного водоснабжения и водоотведения и о внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации».
Но мало кто досконально вчитался в пухлый талмуд. А зря.
Всего лишь через два с небольшим месяца вступит в силу раздел VII соответствующих Правил. А это значит, что предприятия-абоненты водоканалов будут вынуждены нести дополнительные существенные расходы (вплоть до 10-кратного размера месячной платы за водоотведение) по платежам за «негативное воздействие» сточных вод на централизованные системы водоотведения, а также обеспечить строительство и эксплуатацию собственных локальных очистных сооружений. Хотя При большинство предприятий-абонентов водоканалов строились и вводились в эксплуатацию в расчете на возможности городских систем очистки сточных вод.
Не позднее 30 июля 2015 года в соответствии с п. 116 Правил абоненты водоканалов обязаны ввести в эксплуатацию локальные очистные сооружения. До ввода в эксплуатацию локальных очистных сооружений абоненты не смогут выполнить требования к составу сточных вод. В результате, предприятия ожидают необоснованно высокие расходы по оплате услуг по водоотведению сточных вод и значительные капвложения (более 300 млн. рублей) в строительство очистных сооружений. Во многих случаях такое строительство невозможно из-за ограничений площади и использования земельных участков.
Хочу заметить, что весьма спорны сами нормативные показатели состава сточных вод и допустимых концентраций загрязняющих веществ в сточных водах, установленных Приложением №3 Правил Так, значения целого ряда показателей в сточных водах (например, меди, цинка, мышьяка, стронция) существенно выше аналогичных показателей к качеству питьевой воды.
Практически невыполнимые требования к качеству отводимых стоков уже сегодня крайне негативно отражаются на экономических показателях рыбоперерабатывающих предприятий. При этом взимаемые платежи не имеют отношения к мерам по защите окружающей среды и служат целям пополнения бюджетов организаций, осуществляющих водоотведение.
Убеждён, что в сложившейся экономической ситуации уплата дополнительных кратных платежей одних хозяйствующих субъектов в пользу других без привязки к реальным дополнительным расходам последних оказывает избыточное давление на бизнес и искажает экономическую коньюктуру.
В соответствие с пунктом 5 поручения Правительства от 04.03.2015 № ДМ-П13-1551 «Об установлении моратория в отношении неналоговых платежей предпринимателей» АДМ обратилась в Правительством с предложением установить двухлетний мораторий на применение Правил холодного водоснабжения и водоотведения в части права взимания организациями, осуществляющими водоотведение, платежей «за негативное воздействие на централизованные сети водоотведения».
Кроме того мы считаем необходимым внести соответствующие нормы в законопроект о свободном порте Владивосток.

О РУССКОМ МИНТАЕ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

На семинаре Всемирного банка во Владивостоке поговорили и про российскую минтаевую индустрию.
Минтай – это главный водный биологический ресурс Дальнего Востока. Эта рыба обеспечивает почти 60% всего дальневосточного вылова. Легендарному основателю Boston Consulting Group Брюсу Хендерсону принадлежит формула о четырёх ведущих игроках рынка. На российском рынке вылова водных биоресурсов тоже четыре основных игрока – минтай, сельдь, треска и лосось – и доля минтая в четыре раза превышает долю наименьшего в четвёрке игрока. Так что минтай – это ведущий вид водных биоресурсов не только для Дальнего Востока, но и для России. Эффективность промысла и переработки минтая определяет эффективность всего российского промысла и всей российской рыбопереработки.
К сожалению, в Советском Союзе минтай стал жертвой «ресурсного проклятия». Есть такое явление в мировой экономической истории. 60% добываемого ресурса перемалывалось в рыбную муку для звероферм и бройлерных фабрик. Это считалось глубокой переработкой. На Дальнем Востоке не было построено ни одного крупного и оснащённого современным оборудованием берегового комбината по производству филе минтая. Первые филетировочные линии на рыбопромысловых судах стали появляться только в 1986 – 1987 годах и их были единицы. Была убита потребительская репутация минтая на внутреннем рынке. Были подорваны запасы минтая из-за беспощадного промыслового пресса.
Создание современной минтаевой индустрии в нашей стране происходит только сейчас. Происходит трудно и в острой конкурентной борьбе. Мировой рынок добычи минтая контролируют Россия и США.
Позиции российских предприятий на мировом рынке атакуются с разных сторон. Это и продавливание цены со стороны покупателей (часто объединённых в закупочные картели), это и появление товаров – заменителей (аквакультурных пангасиуса и тилапии), это и внеэкономическое давление конкурентов. Набор этих факторов делает рынок минтая в высокой степени волатильным и неустойчивым. Сезонные ценовые колебания, амплитуда которых составляет иногда 20 – 25%. И тем не менее – российские минтайщики сумели прочно закрепиться на мировом рынке.
Сохранять сильные позиции на рынке непросто. Рыбопереработка не является самым прибыльным видом производства. Вот показатели операционной рентабельности ведущих рыбопереработчиков Германии. В течение последних десяти лет операционная рентабельность европейской рыбопереработки колебалась от 1 до 6%. Поэтому очень сложно развивать масштабные проекты производства филе минтая на берегу – зато у нас есть возможность увеличить производство филе минтая на рыбопромысловых судах.
Десять лет назад на российских рыбопромысловых судах производили свыше 90 тысяч тонн филе минтая. Из свежей только что выловленной рыбы, без полифосфатов и глазури. Сейчас – 30 тысяч тонн. Почему производство сократилось втрое? В 2005 году под давлением экологических организаций европейские и американские розничные сети и сети HoReCa стали переходить на закупки рыбопродукции, которая прошла экологическую сертификацию. Одними из первых получили экологический сертификат американские минтайщики, после чего продажи российского филе минтая в Европе стали быстро сокращаться.
Летом 2008 года Ассоциация добытчиков минтая подала заявку на получение сертификата экологической устойчивости промысла минтая в Охотском море. Процедура сертификации включает научные исследования, международный аудит и обязательное участие стейкхолдеров. Американские конкуренты имели возможность тормозить нашу заявку на каждом этапе. Несмотря на их противодействие, через пять лет упорной работы 27 сентября 2013 года российский промысел минтая в Охотском море получил международный экологический сертификат.
Экспортная модель российской минтаевой индустрии стала способом приспособления к резко изменившимся экономическим условиям. Есть ли пределы роста для этой модели? Есть, если экспортная модель не будет меняться, если ассортимент выпускаемой продукции и рынки сбыта останутся неизменными. Однако методом проб и ошибок российские предприятия постепенно выстраивают сложную и устойчивую экспортную модель по видам продукции и рынкам сбыта.
Экспортная модель – это способ развития и внутреннего рынка. Точно так же, как различные сегменты внешнего рынка связаны между собой и влияют друг на друга, внутренний рынок и экспортные рынки не разделены китайской стеной. Предприятие, которое оборудовало корабль современными производственными линиями и выпускает филе минтая, будет продавать продукцию везде, где за неё готовы платить – в Гамбурге, во Владивостоке, в Лионе, в Москве.
Экспортная модель – это способ побороть «ресурсное проклятие», способ создания современной минтаевой индустрии, которой не было в советский период и которая создаётся сейчас.

РЫБНЫЙ РЫНОК В ЕВРОПЕ: ПЕРЕЗАГРУЗКА

Европейские власти приступили к коренному переустройству своего рыбного рынка. Утверждённый Еврокомиссией комплекс мер содержится в Регламенте ЕС №1379/2013 от 11 декабря 2013 года и представляет собой систематизированный и глубокий документ. На этой неделе мы будем много разговаривать об этом с нашими коллегами во время Брюссельской международной рыбохозяйственной выставки.
По сути, в регламенте предлагается новая архитектура европейского рыбного рынка. Он будет состоять из пяти несущих конструкций: профессиональные организации, рыночные стандарты, информация для потребителей, правила конкуренции и исследование рынков. Документ предлагает несколько – без преувеличения – революционных идей. Идей, которые плохо согласуются с антимонопольными стандартами и правилами ВТО, зато на все 100 процентов выгодны европейским рыбопереработчикам и потребителей.
Итак, по порядку. Уже до конца этого года, к 1 января 2015 года в Еврокомиссию будет представлено технико-экономическое обоснование вариантов процедур экомаркировки. В регламенте говорится следующее:«Использование экомаркировки для продукции рыболовства и аквакультуры, независимо от того, происходит она из Евросоюза или изготовлена за его пределами, позволяет предоставлять чёткую информацию об экологической приемлемости таких продуктов». Напомним, что пять лет назад – в 2009 году Евросоюз ввёл регламентом сертификаты происхождения для всей поступающей на европейские рынки рыбопродукции. Сейчас – следующий шаг – «возможность разработки и установления минимальных критериев для разработки экологической маркировки продукции рыболовства и аквакультуры».
Что это означает для российских рыбаков, работающих с европейским рынком? Только одно – обязательное наличие экологического сертификата. В начале 2010 года российская рыбопродукция не могла попасть на европейские рынки из-за отсутствия сертификатов вылова. В 2016 году российская рыбопродукция (или продукция произведённая в другой стране, но из российской рыбы) не сможет попасть на европейский рынок, если у неё не будет экологического сертификата.
Жёсткое окольцовывание внешних границ европейского рыбного рынка будет сопровождаться глубоким переустройством его внутренней структуры. Этим будут заниматься «профессиональные организации». Регламент ЕС наделяет эти объединения значительной рыночной властью и государственными полномочиями. Статьи 9 – 13 Регламента перечисляют полномочия профессиональных организаций, которые могут существовать в двух формах – «ассоциации производителей» и «межотраслевые организации». Возможности у этих объединений нехилые.
Они способствуют прослеживаемости продукции рыболовства, обратите внимание на это, контроль за прослеживаемостью делегируется профессиональным организациям – в нашем понимании, это кусок полномочий Россельхознадзора.
Они могут сокращать ненужные выловы промысловых запасов, они занимаются коллективным планированием и руководством рыбопромысловой деятельностью и управлением морских биоресурсов – в нашем понимании, это кусок полномочий Росрыболовства.
Но самое главное – они могут координировать деятельность членов организаций! Четвёртый раздел Регламента ЕС так и называется «Планирование производства и сбыта продукции». Каждая профессиональная организация утверждает план производства и сбыта продукции. Вот так. Пока в России ФАС наказывает рыбодобывающие и рыбоперерабатывающие предприятия за попытку очистить рынок от браконьерской и некачественной продукции – в Европе на законодательном уровне эта цель объявляется главной. Более того, в соответствие с Регламентом ЕС профессиональные организации «могут получить финансовую поддержку для подготовки и выполнения планов производства и сбыта продукции». Но и это не всё! Регламент ЕС (статья 30) указывает, что «организации производителей могут получить финансовую поддержку за хранение продукции рыболовства». Да-да, я не ошибся. Если на рынке происходит снижение цены на рыбопродукцию более чем на 20%, предприятия вправе прекратить продажи и положить продукцию на хранение. И за это ЕС будет возмещать им затраты на хранение. Неплохо.
В статье 42 Регламента указано, что государственные органы занимаются исследованием рынка, причём алгоритм исследований детально (и нормативно) утверждён. Государственные органы предоставляют практическую помощь профессиональным организациям для лучшей координации.
У Кузьмы Пруткова есть высказывание:«При виде хорошо вычищенной амуниции тускнеют все конституции». Все громкие декларации ФАС о необходимости конкуренции тускнеют на фоне последовательных и жёстких действий Европейской комиссии. Европейцы считают, что главная задача – это защита национального бизнеса. Если для этого нужно изменить антимонопольное законодательство – они так и делают и не собираются в угоду прекраснодушным школярским причитаниям о пользе конкуренции разрушать европейский бизнес.
Европейский рыбный рынок переформатируется. Возникнут дополнительные барьеры входа на рынок – экологическая маркировка. Российские предприятия, которые имеют экологические сертификаты, уже готовы к этим нововведениям, а те, у кого, таких сертификатов нет, могут через полтора года потерять внешние рынки (их продукцию не будут покупать для переработки и поставки в Европу). Усилится рыночная власть европейских объединений рыбодобытчиков и рыбопереработчиков, которые получат частичку государственных полномочий и финансовую поддержку.
Пока европейцы учат нас демократии и конкуренции, на своём собственном рынке они создают самую настоящую диктатуру.

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ СДЕЛАЛИ ВОЗМОЖНОЙ MSC-СЕРТИФИКАЦИЮ РОССИЙСКОГО МИНТАЯ

На прошлой неделе Ассоциация добытчиков минтая (АДМ) получила сертификат о MSC-сертификации тралового промысла минтая в Охотском море. Это результат долгой работы, которая началась 22 января 2007 года и в которой принимали участие многие люди. Сегодня я хочу назвать некоторых участников этого беспрецедентного по сложности и воздействию на российское рыболовство проекта. Без этих людей у нас ничего бы не получилось.
Повторюсь, всё началось 22 января 2007 года, когда члены Совета АДМ впервые начали разговор о целесообразности MSC-сертификации российского промысла минтая. Этот разговор состоялся спустя два года получения американцами сертификата MSC. Многим рыболовным компаниям сразу стало гораздо труднее работать на рынке и люди задумались о будущем. Задумались, наверное, все, но чётко и ясно о необходимости сертификации заявили двое – Пётр Степанович Савчук и Григорий Борисович Абовский. Поэтому если кого-то и называть идеологами проекта, то именно их. Был и ещё один участник тогдашнего разговора – руководитель Sustainable Fisheries Partnership (SFP) Джим Кэннон. Мы, русские жили и живём по принципу «Пророков нет в Отечестве своём», и слова авторитетного эксперта, одного из «гуру» международного экологического сообщества о необходимости эко-сертификации показались особенно весомыми.
После решения совета началась предварительная сертификация российского промысла – своеобразный «краш-тест». Способ выявления «болевых точек» на промысле и принципиальной возможности успешной сертификации. Этой ответственной работой занялась компания Tavel Certification, а руководителем нашего проекта стал Стив Девитт. Вот уже шестой год он является нашим «поводырём» или, как модно сейчас говорить, «шерпой» в сложном и запутанном мире международной экологической сертификации. Впоследствии компания Tavel Sertification была поглощена транснациональной инжиниринговой компанией Intertek Moody Marine (IMM), которая является крупнейшим в мире экологическим аудитором. В IMM нашим проектом занимался Пол Кнапман, который уверенно и твёрдо двигал проект к успешному завершению.
При подготовке сертификационного отчёта мы близко познакомились с экспертами, которых IMM привлекла к подготовке сертификационного отчёта – Робертом О’Бойлом, Эндрю Пэйном и Дэвидом Джаппом. Все они – хорошо известные в мире специалисты, но также очень добросовестные люди с крепкими нервами. Несмотря на некрасивую – а порой и просто грязную – кампанию в СМИ против сертификации российского промысла, эксперты были тверды в своих выводах. Но должен отметить, что нас они вывернули буквально наизнанку. Они перепроверяли каждую букву, каждую цифру в наших материалах. Во время пребывания во Владивостоке они внимательно изучили материалы наших рыбохозяйственных институтов. Скажу прямо, не всегда они соглашались с выводами российских учёных, но всегда в основе их возражений были критерии научной объективности, а не коммерческая ангажированность.
О науке должен сказать особо. Низкий поклон всем сотрудникам «ТИНРО – центра», которые участвовали в подготовке материалов для сертификационной заявки, а потом – в подготовке материалов для судебного разбирательства в MSC. Бесспорно, громадная заслуга в этом принадлежит Льву Николаевичу Бочарову, который сразу понял важность проекта для отрасли и оказывал всемерную поддержку. Мы буквально как без рук были без Игоря Владимировича Мельникова, Анатолия Викторовича Смирнова, Михаила Антоновича Степаненко и ещё многих сотрудников ФГУП «ТИНРО-центр».
Выступая в феврале этого года на сессии НТО «ТИНРО», я обратил внимание на то, что в защите – подчёркиваю это слово, потому что все выводы Итогового сертификационного отчёта пришлось защищать – участвовали и специалисты ФГУП «КамчатНИРО» и ФГУП «СахНИРО» (в первую голову, конечно, Александр Иванович Варкентин и Александр Вячеславович Буслов).
Весьма значимый раздел в нашем отчёте составила информация о системе управления российского рыболовства. Так получилось, что Ассоциация добытчиков минтая оказалась адвокатом всего российского рыболовства, потому что от нас требовали доказательств прочной и действенности системы контроля в целом. Неважно, что система контроля касается не только минтая, но и других видов водных биоресурсов – от нас ждали веских доказательств. Мы бы не справились с задачей, если бы не помощь Федерального агентства по рыболовству и Департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ России.
Руководитель Росрыболовства Андрей Анатольевич Крайний дал чёткое и ясное указание управлениям агентства: оказать всемерную помощь в сертификации российского промысла. Мы чрезвычайно признательны Василию Игоревичу Соколову и Вячеславу Борисовичу Бычкову за их внимание к проекту и значительную помощь. Летом 2011 года Василий Игоревич Соколов очень долго работал с международными экспертами, отвечая на десятки сложных вопросов. Большую поддержку мы получили от Максима Владимировича Санько, его служба обеспечила экспертов подробными данными о системе мониторинга и перспективах её развития в России. Скажу больше, эксперты называли эту систему примером для многих промыслов. Сотрудники Приморского теруправления Росрыболовства – и в первую очередь Александр Егорович Иванков – подготовили подробные разъяснения о российской системе государственного контроля в сфере рыболовства, которые помогли экспертам в работе.
Без сомнения, встречи экспертов с представителями Пограничной службы ФСБ России помогли рассеять многие сомнения и «отряхнуть» многочисленные сплетни о российском промысле. Я обязан сказать добрые слова и в адрес руководства Департамента береговой охраны Пограничной службы ФСБ России, и в адрес командования (в период с 2010 по 2012 годы) Северо-Восточного управления береговой охраны Пограничной службы ФСБ России и Управления Пограничной службы ФСБ России по Приморскому краю. Выверенные и безукоризненно точные сведения о состоянии дел на промысле минтая и организации государственного контроля в ходе минтаевых путин, которыми обеспечили отчёт пограничники, были «бронебойным» аргументом против антироссийских заявлений зарубежных оппонентов.
Не скрою: процесс сертификации – это вам не лобио кушать. Это трудно. И, наверное, самое трудное – понять оппонентов, попытаться найти такое решение, которое направлено на сохранность водных биоресурсов, на развитие в России ответственного рыболовства. Именно так складывались наши отношения с WWF. Эта известная во всё мире организация имеет собственную точку зрения на российское рыболовство, последовательно и принципиально её отстаивает. Сразу скажу, что WWF изначально поддержал идею сертификации российского промысла. Но эксперты WWF настаивали на том, что сертификат MSC – это не какая-то «залипуха», не индульгенция, которую российские рыбаки получат, ничего не меняя в своей работе. По мнению специалистов WWF, эко-сертификация российского промысла – это способ «осовременить» российское рыболовство.
Наша дискуссия с WWF порой была острой, в феврале 2013 года WWF направил апелляцию в MSC, обозначив свою позицию по некоторым выводам Итогового сертификационного отчёта. Но мы не превратили обсуждение этого вопроса в «перетягивание каната», а сумели найти компромисс. Считаю, что главная заслуга в этом принадлежит людям из WWF: Альфреду Шумму, Татьяне Герлинг, Константину Згуровскому и Виктории Элиас.
Конечно, в каждом проекте всегда есть человек, которого называют «душой проекта». Был такой человек и у нас. Это Питер Хаджипиерес из компании Iglo Foods Group. Он появился в тот момент, когда проект переживал кризис. Мы заблудились и Питер помог нам найти дорогу. Хочу подчеркнуть, что Питер Хаджипиерес помог нам обрести поддержку. Он – с присущими ему энергией и обаянием – доказывал, что сертификация российского промысла – в интересах всего мирового рыболовства. Он помог развеять густой информационный туман, который существовал вокруг российской рыбной отрасли в Европе и США.
Конечно, главная заслуга Питера в том, что он организовал и превратил в действенную силу Альянс за устойчивый промысел российского минтая (Russian Pollock Sustainability Alliance companies). В это сообщество вошли руководители крупнейших мировых рыбоперерабатывающих компаний: Дайсуке Фукуши и Ясунори Сасаки из Delmar, Генри Демон и Билл ДиМенто из Highiliner Foods, Боб Хэннон и Франко Фраоне из Iglo Foods Group, Детлер Кнаф из Pickenpack, Джадсон Райс и Лайза Вебб из Gorton’s, Линдерт Холландер и Майк Митчелл из Young’s Seafood, Микаэль Сингуус и Лисбет Дю Шёнеманн-Пауль из Royal Greenland, Йорген Маргграф и Йорн Скабелл из FrOsta. Благодаря участию в Альянсе они получали реальную информацию о состоянии российского минтаевого промысла. Я признателен им за моральную поддержку в самые тяжёлые дни нашего проекта.
Обещаю всем участникам проекта MSC-сертификации российского промысла минтая: мы найдём возможность указать каждого участника проекта. Приношу извинения тем, кого не смог назвать в этом тексте, поверьте – я испытываю чувство глубокой признательности и искреннего уважения ко всем Вам.
И последнее. После Полтавской битвы Пётр I поднял кубок за шведов, которые стали жестокими учителями для русской армии. Вот и я бы хотел поблагодарить ассоциацию американских минтайщиков At-Sea Processors Association, APA за суровую школу, которую они нам преподали. Будем откровенны, без этой школы мы бы по-прежнему мыслили старыми категориями и могли прозевать своё будущее.
Надеюсь, что теперь APA всё-таки примет наше приглашение – а мы обращаемся с ним с 2011 года – и примет участие в очередном Международном конгрессе рыбаков во Владивостоке.

В ЮРИДИЧЕСКОМ СПОРЕ С АМЕРИКАНЦАМИ ПОСТАВЛЕНА ТОЧКА

16 сентября назначенный Морским попечительским советом (MSC) независимый третейский судья Майкл Лодж по итогам рассмотрения апелляции американской ассоциации At-Sea Processors Association (APA) вынес решение о MSC-сертификации российского промысла минтая.
Американская ассоциация At-Sea Processors Association (APA) обжаловала Итоговый сертификационный отчёт о траловом промысле минтая в Охотском море, подготовленный международной сертификационной компанией Intertek Moody Marine и опубликованный на сайте MSC 22 января 2013 года. В сертификационном отчёте содержалась рекомендация сертифицировать траловый промысел минтая в Охотском море по стандартам MSC.
В своей апелляции, направленной в MSC 12 февраля, APA заявила о необоснованности выставленных российскому промыслу баллов и допущенных в ходе подготовке отчёта процедурных нарушениях. Американская ассоциация требовала отклонить Итоговый сертификационный отчёт.
Кроме того, Итоговый сертификационный отчёт был обжалован Всемирным фондом дикой природы (WWF). В ходе консультаций между некоммерческой организацией «Ассоциация добытчиков минтая» и WWF стороны согласовали внесение изменений в План улучшения промысла минтая в Охотском море и запланировали перечень мероприятий по взаимодействию между международными экологическими организациями и российскими рыбодобывающими компаниями в целях достижения стандартов ответственного рыболовства. В результате проведенной работы WWF отозвал апелляцию.
Назначенный MSC независимый третейский судья Майкл Лодж принял к рассмотрению апелляцию американской ассоциации APA и рассмотрел её с участием обеих сторон на заседании 31 мая в Лондоне. В июне – сентябре по указанию третейского судьи сертификационная компания представила дополнительные обоснования по спорным пунктам Итогового сертификационного отчёта, а также привела в соответствие с процедурой MSC порядок включения в Итоговый сертификационный отчёт информации о влиянии снюрреводного промысла на состояние популяции минтая в Охотском море.
В ходе рассмотрения апелляции APA сертификационная компания подготовила детальное обоснование по всем 24 возражениям, направленным американской ассоциацией APA. Компания Intertek Moody Marine вновь подтвердила все выставленные российскому промыслу баллы.
Рассмотрев внесенные сертификационной компанией уточнения и рецензию экспертов, независимый третейский судья Майкл Лодж 16 сентября вынес решение о том, что все выставленные в Итоговом сертификационном отчёте баллы обоснованы, а замечания – учтены.
В соответствии с процедурой MSC доработанный на основании указаний третейского судьи Итоговый сертификационный отчёт о траловом промысле минтая в Охотском море будет опубликован на сайте MSC.

РЫБА И ЭКОЛОГИЯ

Экологические сертификаты продолжают набирать популярность среди представителей рыбной отрасли. Но для многих компаний, которые считают, что должны иметь такой сертификат, настоящей проблемой является выбор правильного сертификата, подходящего именно ей.

Уже много было сказано о быстром увеличении количества экологических сертификатов и о том, действительно ли они способствуют улучшению состояния мирового океана или они просто сбивают с толку уже и так запутавшихся потребителей. Тем не менее, нельзя не согласиться с тем фактом, что эко-сертификаты для рыбной продукции вносят элементы доверия к сектору, который за последние 20 лет переживал сложные ситуации, связанные с сообщениями об исчезновении видов и разрушении их среды обитания.

Успех первых неправительственных организаций, которые первыми представили концепцию об экологической сертификации 10 лет назад, послужил стимулом для других организаций последовать их примеру, что они и сделали.

В настоящее время таких эко-сертификатов слишком много. По крайней мере, так считает растущее количество поставщиков и покупателей. Когда-то будучи довольно простой процедурой, теперь выбор правильного экологического сертификата для многих стал рискованным делом.

Из тех сертификатов, которые существуют в настоящее время, наиболее признанными и уважаемыми являются такие, как Friend of the Sea или FOS (международная сертификационная программа для продуктов из устойчивых промыслов и аквакультуры), Naturland, который содействует продвижению органического производства и переработки; Dolphin-friendly, c помощью которого Earth Island Institute контролирует и проверяет, чтобы на промысле тунца не убивали дельфинов; the Best Aquaculture Practices или BAP, торговая марка Мирового Аквакультурного Альянса (GAA) и сертификат Морского Попечительского Совета, который выдаётся для продукции с устойчивых промыслов.

Перечень также пополняется национальными экологическими этикетками и знаками для конкретных видов рыб. Однако существует единое мнение, что, хотя правительство играет важную роль в поддержке принципов устойчивости, вряд ли какая-либо страна примет программу по выдаче эко-сертификатов, разработанную правительством другой страны.

Сертификат Морского Попечительского Совета является самым признанным из всех в настоящее время. Организация разрабатывает свою программу уже более 10 лет. По всему миру более 1 600 наименований продуктов стоимостью около 1 миллиарда долларов (734 миллиона евро) имеют эко-сертификат MSC.

Позиция Морского Попечительского Совета в качестве лидера была упрочена шесть лет назад заявлением Wal-Mart (крупнейший в мире розничный продавец рыбы и морепродуктов) о том, что к 2011 году вся дикая свежая и мороженая рыба для американского и британского рынков будет закупаться исключительно с промыслов, которые соответствуют стандартам MSC.

В настоящее время Wal-Mart предлагает 22 продукта с сертификатом Морского Попечительского Совета.

Для фермерской продукции, такой как креветка, Wal-Mart требует, чтобы поставщики имели дело с продуктами с серификатом Aquaculture Certification Council (неправительственная, независимая организация, созданная для контроля соблюдения социальных стандартов, стандартов по охране окружающей среды и безопасности продуктов питания на аквакультурных предприятиях во всём мире.

Одобренные этой организацией органы сертификации проверяют питомники и фермы, чтобы подтверждать соблюдение на них требований кодекса Best Aquaculture Practices, установленных Международным Аквакультурным Альянсом.

Морской Попечительский Совет

Промысел, который хочет получить сертификат Морского Попечительского Совета, должен пройти процесс, состоящий из 7 пунктов. Подробности можно найти на сайте этой неправительственной организации.

Оценка промысла проводится по схеме так называемого оценочного дерева.

Чтобы получить эко-сертификат MSC, промыслу необходимо получить 60 или более очков по каждому показателю эффективности.

Если промысел получает менее 60 очков, сертификат не выдаётся.

Кроме того, промыслу необходимо в среднем набрать 80 и более очков по каждому из трёх принципов MSC.

После рассмотрения, обсуждения и ответа на все комментарии, орган сертификации в качестве третьей стороны определяет, может ли промысел получить сертификат MSC.

При успешном стечении обстоятельств, промысел получает сертификат максимально на 5 лет, при условии ежегодных инспекционных проверок.

Получение промыслом сертификата MSC обходится в круглую сумму. Например, предварительная оценка и окончательная оценка промысла лобстера в штате Мэн (США) по стоимости может составить 200 000 долларов (151 900 евро). Стоимость оценки более мелкого и менее сложного промысла будет меньше - от 10 000 долларов (7 600 евро) до 20 000 долларов (15 200 евро).

Для всех, кто задействован в цепочке поставок рыбной продукции, существует стандарт прозрачности движения продукции chain-of-custody, который гарантирует, что этикетка MSC нанесена на продукты из устойчивых промыслов с сертификатом MSC.

Если промысел имеет эко-сертификат MSC, использование его на рыбных продуктах разрешено только в тех случаях, если есть независимое подтверждение, что продукт поступил с сертифицированного промысла.

Сертификаты chain-of-custody выдаются независимыми органами сертификации, которые осуществляют проверку деятельности компании на предмет того, что они имеют системы, гарантирующие хранение рыбы с сертификатом MSC отдельно от других продуктов, а предприятие ведёт учёт, чтобы показать, что оно использует эти системы для каждой партии получаемой рыбы.

Если компания отвечает требованиям стандарта прозрачности движения продукции (chain-of-custody), орган сертификации выдаёт сертификат. Имея такой сертификат, можно подавать заявку на использование этикетки MSC. Это тоже стоит денег. Более 800 компаний имеют сертификаты chain-of-custody и около 400 имеют соглашения об использовании логотипа MSC.

Friend of the Sea

Сертификат Friend of the Sea (FOS), по словам некоторых представителей рыбной отрасли, является более быстрой и дешёвой альтернативой сертификату Морского Попечительского Совета.

Менее чем за пять лет сертификацию FOS прошли более 10 миллионов тонн дикой продукции и 400 000 тонн фермерской продукции во всём мире.

Эти продукты продаются в некоторых крупных розничных сетях в центральной и южной Европе, включая Carrefour, Coop, Aligro и Esselunga.

В список имеющих сертификат FOS или находящихся в процессе его получения входят:

*Промысел тунца, который ведётся крючковыми орудиями и ручными крючковыми снастями в Бразилии (Gomes da Costa, Calvo); в Сенегале (Frinsa); на Филиппинах (Jarla Trading, Santos Fisheries, Lee Fish), на Мальдивах (Euro Global); на Шри-Ланке (Global Seafood, Decatrading, Jay Seafood); и на Азорских островах (As do mar, Generale Conserve). Также планируется проверка крупного удебного промысла в Южной Африке.

*Мидии и тунец из Сенегала для компании Frinsa; тунец из Бразилии для компании Calvo; скумбрия и сардина из Марокко для компании Jealsa. FOS также проводит проверку лаврака и дорады на аквакультурных компаниях Caviar de Rio Frio и Culmarex.

*Производство креветки на заводе компании Raptis в Квинсленде (Австралия), а также производство мидий на ферме закрытого типа на заводе компании Spring Bay Seafoods' (Тасмания). Кроме этого, организация проводит проверку промысла смешанного типа, который ведёт компания Leigh в Новой Зеландии и промысел королевского горбыля и австралийского серебристого горбыля, который ведёт австралийская компания Clean Seas'.

Основатель организации Friend of the Sea считает, что на успех этикетки FOS оказали влияние две вещи.

Во-первых, это относительно простой процесс сертификации, который позволяет получить сертификат гораздо быстрее при наименьших затратах по сравнению с процессом получения сертификата MSC.

В ходе процесса сертификационные органы полагаются на существующие данные при проведении оценки, что означает, что проверки могут колебаться в пределах от пары дней для аквакультурных производителей до двух недель для более сложных промыслов.

Стоимость сначала составляла 1 000 евро (1 340 долларов), а затем выросла до 4 000 евро (5 360 долларов), так как спрос на услуги Организации вырос.

Для сравнения, процесс сертификации Морским Попечительским Советом может занять несколько лет и считается чрезмерно дорогим для небольших промыслов.

Компании, чьи продукты имеют сертификат FOS, имеют право использовать этикетку в рамках соглашения о лицензировании. Обычная ежегодная плата составляет 2 000 евро (2 680 долларов) за один продукт с одинаковым источником происхождения (4 000 евро в первый год, включая затраты на проведение аудита).

Вторым преимуществом сертификата FOS (более спорное, чем первое преимущество) является готовность организации Friend of the Sea заняться сертификацией и аквакультуры. Для сравнения, Морской Попечительский Совет в очередной раз отказался от этого в 2008 году.

FOS является единственной в мире программой, которая предполагает наличие одинаковой этикетки для продукции с промысла и ферм.

Стоит отметить, что аквакультура развивается намного более быстрыми темпами, чем производство продукции из дикой рыбы, и не возникает никаких сомнений в том, что в будущем больше новых видов будет выращиваться на фермах. Производители таких продуктов хотят иметь торговую марку, которая бы выгодно подчёркивала их усилия относительно соблюдения принципов экологической устойчивости. Поэтому в организации считают, что аквакультурные предприятия имеют право на получение эко-сертификатов, тем более их производственные практики гораздо лучше контролируются и более эффективны, чем традиционные практики ведения промысла.

FOS является очень избирательной сертификационной программой. Так, например, некоторым промыслам было отказано в выдаче сертификата. К ним относятся промыслы трески, пикши и кальмара в Северной Атлантике; промысел осьминога, вылов которого осуществляется донными тралами в водах Марокко; промысел хека донными тралами в Южной Африке, Намибии и Аргентине; промысел десятипёрой ставриды в Перу; промысел синепёрого тунца в Средиземном море. Также в сертификате было отказано аквакультурным заводам в Эквадоре, Италии и Бангладеш. Пытаясь ужесточить критерии для промысловых видов, FOS недавно включила критерии устойчивости организации Гринпис для рыбных продуктов в свои стандарты.

Наличие следов углерода стало важным критерием, и FOS требует доказательств постепенного сокращения этого вещества, по крайней мере, на 20% в год.

Компании ценят ориентированный на защиту окружающей среды метод с его жёсткими и проверяемыми критериями, базирующимися на доступных официальных научных данных.

В FOS заявляют, что никогда не выдадут сертификат промыслам с истощёнными запасами, таким как промыслы хоки, хека и клыкача, которые имеют сертификаты других организаций. На этих промыслах в качестве прилова попадаются находящиеся на грани исчезновения виды, и они оказывают влияние на состояние морского дна. Поэтому в FOS не хотят вводить в заблуждение потребителей, заявляя, что продукты из устойчивых источников.

Также Организация FOS оказывает содействие небольшим, так называемым кустарным промыслам, которые оказывают наименьшее влияние на окружающую среду. К ним относятся вьетнамский промысел кальмара и каракатицы, который осуществляется одноместными судами, индонезийский промысел креветки, который осуществляется трёхстенными сетями, промысел тунца крючковыми орудиями. Стратегия организации довольно эффективна, и количество компаний-сторонников быстро растёт.

Международное признание

Сертификат Friend of the Sea дешевле, но сертификат Морского Попечительского Совета, судя по всему, имеет большее доверие.

В докладе Французского Сената об экологических сертификатах, опубликованном в декабре 2008 года, говорится, что программа сертификации MSC рассматривается как возможное будущее для рыбной отрасли страны. Доклад также призывает оптовиков переключиться на промыслы, которые оцениваются по этому стандарту. В докладе говорится, что это единственный сертификат, который имеет высокую международную репутацию и признание. И хотя стоимость сертификата MSC высокая, а процесс его получения может быть сложным, его признание на международном уровне выше по сравнению с аналогичными сертификатами.

Хотя отклик потребителей хороший на собственные экологические этикетки французских розничных сетей, они фактически не являются настоящими экологическими знаками в полном понимании этого слова.

Супермаркеты Scapeche, Casino, Auchan и Carrefour представили собственные эко-этикетки, но они создают путаницу и искажают смысл понятия устойчивости.

Они не соответствуют директивам Организации ООН по вопросам продовольствия и сельского хозяйства по эко-сертификатам и в большей степени нацелены на маркетинг, чем на продвижение принципов устойчивости, говорится в докладе.

Со своей стороны, руководство Морского Попечительского Совета в настоящее время рассматривает возможность сокращения процесса сертификации до 12 месяцев и меньше.

Здоровая конкуренция

Стоит отметить тот факт, что на самом деле выбор экологических сертификатов не такой уж большой.

Коммерческий сектор хочет иметь глобальную экологическую этикетку. Поэтому, если речь идет о первичной рыбной торговле и международном охвате, то здесь можно говорить всего о двух сертификатах - MSC и FOS.

То, что признанных этикеток несколько, хорошо для рынка. Это создаёт конкуренцию, которая не позволяет организациям расслабляться.

По мнению одного из экспертов, хотя существует несколько национальных этикеток, они не смогут завоевать большого авторитета, так как эти знаки скорее направлены на ответственное рыболовство, чем на устойчивость промыслов.

Итоги Бостонской международной рыбохозяйственной выставки

11-13 марта в Бостоне прошла Международная рыбохозяйственная выставка. Бостонская выставка – после Брюссельской – крупнейшаяспециализированная выставка в мире, на которую съезжаются рыбаки и рыбопереработчики со всего мира. В этом году Бостонская выставка побила рекорд по количеству участников за всю свою более чем 30-летнюю историю. На выставке были представлены стенды 945 компаний из 42 стран. Ассоциация добытчиков минтая (АДМ) приняла активное участие в работе многих мероприятий выставки.



В рамках выставки представители Ассоциации добытчиков минтая встречались с международными консультантами, которые готовят заявку АДМ по сертификации промысла минтая, а также с авторитетными экологическими организациями и крупнейшими переработчиками рыбопродукции из Европы. Исполнительный директор АДМ Алексей Буглак рассказал крупнейшим рыбопереработчикам Европы о перспективах завершения сертификации промысла и обсудил некоторые вопросы долгосрочных контрактов на поставку в Европу филе минтая.



Кроме того, Ассоциация провела ряд переговоров по проекту создания интернет-портала для зарубежных партнеров, которым интересен российский рыбный рынок (импорт и экспорт). Интернет-портал обеспечит зарубежных экспертов информацией о промысле, состоянии запасов водных биологических ресурсов. С его помощью будет организован постоянно действующий форум обмена мнений о запасах водных биоресурсов.

Специалисты Ассоциации добытчиков минтая участвовали в конференции на тему «Устойчивость рыбопродукции через позитивную вовлеченность». Вел конференцию руководитель крупнейшей ирландской консалтинговой компании Global Trust Certification Ltd. Питер Маршал (эта компания выполняла работы по техническому консультированию Ассоциации добытчиков минтая по сертификации промысла). Под «устойчивостью рыбопродукции» организаторы конференции предложили понимать производство продукции только из тех водных биоресурсов, которым не угрожает опасность исчезновения или подрыва популяции.

На конференции рассматривались вопросы существующих стандартов экологической сертификации. Присутствовали разработчики стандартов, рыбаки, аквакультура, неправительственные организации экологической направленности и другие участники рынка. Обсуждались различия между многими стандартами (существующими и появляющимися/развивающимися), а также точки зрения всех участников рынка на эти стандарты.

Помимо самого Питера Маршала, который принимал участие в создании всех существующих стандартов эко-сертификации, с презентациями на конференции выступили: руководитель Международной организации рыбной муки и рыбного жира Андрю Малиссон, председатель Попечительского совета по аквакультуре (Нидерланды) Крис Ниннес, консультант Глобальной Инициативы Устойчивого развития морепродуктов Херман Виззе, представитель Института маркетинга морепродуктов Аляски Рэнди Райс.

На выставке в этом году были озвучены данные о динамике развития рыбной отрасли, а также прогнозные оценки. В частности, совокупный экспорт рыбы и морепродуктов в 2011 году достиг 127 миллиардов долларов США, что превышает показатель предыдущего года почти на 17%. Однако ситуация была неодинаковой, если рассматривать конкретные виды. В основном рост был обеспечен за счет аквакультуры. В 2011 году производство филе увеличилось на 23%, составив 82 тысячи тонн, в том числе – филе минтая свыше 30 тысяч тонн. В 2011 году импорт филе снизился на 10% до 120,7 тысяч тонн.

В ходе встреч европейские покупатели рыбопродукции получили детальную информацию о состоянии российского промысла. Благодаря этому будут подтверждены долгосрочные контракты по поставку филе минтая в Европу. Прочные внешнеэкономические контракты позволяют увеличить объём производства филе. В 2011 году российское производство филе выросло на 22%, в 2012 году эти тенденции сохранятся.

Что касается мирового рыбного рыка, то здесь не все так однозначно, на мой взгляд. Ряд видов рыбы останется в дефиците, и цены будут высокими. Но в долгосрочной перспективе спрос будет расти, так как все больше потребителей убеждаются в пищевой ценности рыбы. С другой стороны, часть потребителей перейдет на более дешевые виды рыб или на другие источники белка. Этой тенденции будет противостоять улучшение состояния запасов на ряде морских промыслов, в частности, донной рыбы, где, благодаря эффективным мерам регулирования, можно будет увеличить вылов. Ассоциация добытчиков минтая продолжает работу по диверсификации рынков сбыта и уменьшению зависимости предприятий от единственного покупателя – Китая.