Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

КАК ЗАЩИЩАЮТ КАЧЕСТВО ПРОДУКЦИИ В США?

Система технического регулирования и стандартизации США имеет существенные отличия от аналогичных систем, функционирующих в различных странах мира.
Центральное место среди нормативных актов, регулирующих вопросы стандартизации в США и во многом определяющих специфику данной системы, является Акт «О продвижении и передаче национальных технологий» (National Technology Transfer and Advancement Act., 15 U.S.A. §3701 et seq., 1996). В соответствие с данным законом федеральные агентства при определении технического регулирования в отношении того или иного товара, работы и услуги должны руководствоваться добровольными стандартами (voluntary consensus standards), разработанными на основе консенсуса частными отраслевыми институтами стандартизации при участии в обсуждении всех заинтересованных лиц, включая производителей товаров, потребителей в лице соответствующих объединений и органов государственной власти. Помимо добровольных существуют и правительственные стандарты (government-unique standards), которые могут приниматься только случае невозможности адаптировать аналогичный добровольный стандарт либо в интересах обеспечения обороны и безопасности государства.
Фактически в США действует принцип государственно-частного партнерства в области стандартизации. Президент Джордж Буш в 1998 году обязал все федеральные ведомства ежегодно информировать Административно-бюджетное управление Президента США о разработанных правительственных стандартах и трансформации ранее принятых правительственных стандартов в стандарты, разработанные на основе консенсуса (OMB Circular A-119 Federal Participation in the Development and Use of Voluntary Consensus Standards and Conformity Assessment Activities, FR, Vol,63, No.33).
Подчеркну, что для пищевой отрасли действует Акт «О безопасности потребительских товаров». Так, для понимания, толщиной в 4 тысячи страниц!
Американцы понимают под стандартом правила, условия и характеристики (спецификации) продукции, используемые при её производстве материалы, а также иные характеристики, определяющие процесс производства и контроль его качества. Законодательство США не содержит специфического понятия «технический регламент» (regulations, regulatory standards). Этому термину соответствуют стандарты, разработанные государственными органами (government-unique standards), добровольные стандарты, принятые в установленном порядке в качестве обязательных (mandatory standards), а также отдельные требования, законодательно устанавливаемые регулирующим органом в отношении отдельных актов процедуры оценки соответствия товара требованиям стандарта (conformity assessment requirements).
И всё же центральное место в системе стандартов США занимают добровольные стандарты (voluntary consensus standards). Такие стандарты разрабатываются по заказу производителей товаров (или их объединений), государственных органов власти, органов власти штатов и других заинтересованных лиц. Координирует процесс разработки стандарта Национальный институт стандартов (American National Standards Institute – ANSI), а непосредственной разработкой стандартов занимается один из частных органов стандартизации (Standards Developing Organization – SDO), аккредитованный ANSI.
Всякий, кто намерен разработать стандарт, направляет в ANSI уведомление о начале разработке стандарта (Project Initiation Notification). После разработки стандарта происходит процедура его публичного обсуждения всеми заинтересованными лицами, в ходе которой разработчик обязан подготовить ответ на каждое из поступивших замечаний. После этого текст стандарта вносится на утверждение SDO, а окончательное решение о признании разработанного стандарта американским национальным стандартом принимает ANSI. Если разработанный и принятый SDO стандарт не проходит утверждения ANSI, он признаётся отраслевым стандартом, имеющим узкое (иногда – в пределах одной компании-производителя) применение. Такие стандарты называются de facto standards.
С недавних пор в США стали популярны стандарты, разрабатываемые консорциумами производителей товаров в целях оперативной стандартизации продукции – особенно в инновационных секторах (Wi-Fi и WAP, разработанные альянсом Ericsson, Nokia и Motorola). Все упомянутые стандарты являются добровольными.
Добровольный стандарт (национальный или отраслевой) может стать обязательным (mandatory standards) в случае его принятия в качестве такового уполномоченным органом на уровне штата или национальном уровне. Всё происходит либо путём издания отдельного нормативного акта, либо путём интеграции положений стандарта в действующее правовое регулирование. Статус обязательного стандарт приобретает с момента его публикации в Федеральном регистре (Federal Register).
В соответствие с Актом об административных процедурах принятию обязательного стандарта на уровне органа государственной власти также предшествует его публичное обсуждение в течение 30 – 45 дней предварительно опубликованного принимаемого обязательного стандарта (исключение – стандарты в оборонной сфере).
Если принятие добровольного стандарта в качестве обязательного может оказать влияние на экономику, которое может превысить 100 миллионов долларов США, процедуре принятия стандарта в качестве обязательного предшествует предварительное уведомление Административно-бюджетного управления США. В этом случае происходит оценка регулирующего воздействия предлагаемого стандарта. Административно-бюджетное управление США осуществляет повторное публичное обсуждение стандарта, выявляет противоречия стандарта действующим стандартам либо международным обязательствам США. В этом случае публикация стандарта в Федеральном регистре допустима только после одобрения Административно-бюджетного управления США.
В настоящее время полномочия по принятию обязательных стандартов предоставлены нескольким ведомствам: Комиссия по безопасности потребительских товаров (CPSC), Администрация по пищевым и лекарственным средствам (FDA), Администрация по охране техники безопасности и здоровья (OCHA).
Кроме обязательных стандартом, напомню, существуют «правительственные стандарты» (government-unique standards) – стандарты, разработанные органами государственной власти и определяющие специфические требования к товарам, производимым и поставляемым для государственных нужд. В настоящее время количество таких стандартов снижается, их место занимают стандарты, разработанные добровольно на основе консенсуса. В соответствие с докладом Национального института стандартов и технологии (NIST) в США действует всего 46 правительственных стандартов.
Серьёзным игроком в сфере технического регулирования являются штаты. В соответствие с Обзором мер торговой политики США обязательные стандарты, принимаемые на уровне штатов, составляют 40% от общего количества таких стандартов, уведомление о принятии которых было направлено США в рамках процедур ВТО.
Чтобы не было иллюзий уточню: несмотря на отдаваемый приоритет стандартам, разрабатываемым негосударственными структурами, государственные органы принимают активное участие в деятельности по стандартизации. По данным NIST свыше 4 тысяч государственных служащих занимаются разработкой или пересмотром стандартов.
В США сложилась любопытная система органов стандартизации, состоящая из государственных органов, ANSI и SDO. Всю работу координирует Национальный институт стандартов и технологий (NIST) – федеральное агентство в составе Министерства торговли США. NIST взаимодействует с органами добровольной сертификации при разработке стандартов, координирует их деятельность, участвует от имени США в разработке стандартов, оценке соответствия товаров, работ или услуг требованиям стандартов. Для этого в составе института действует шесть испытательных лабораторий. Кроме Национального института стандартов и технологий контрольно-регулятивные функции в области стандартизации осуществляет Американская комиссия по безопасности потребительских товаров, Администрация по пищевым товарам и лекарственным средствам, Национальная администрация по безопасности движения автомобильного транспорта и Администрация по охране технике безопасности и здоровья.
Среди негосударственных органов главенствует Американский институт стандартизации (ANSI) – негосударственная некоммерческая организация, являющаяся координатором и администратором частного сектора системы добровольной сертификации в США. ANSI аккредитует организации, разрабатывающие стандарты и осуществляющие оценку соответствия, разрабатывает основополагающие требования (Essential Requirements), предъявляемые к организациям для прохождения процедуры аккредитации, осуществляет учёт принимаемых стандартов и информационную поддержку по вопросам стандартизации, представляет США в ISO и IES, участвует в разработке международных стандартов. Можно назвать ANSI «зонтичной» организацией для всех негосударственных организаций, разрабатывающих стандарты в США.
Непосредственной разработкой стандартов на территории США занимаются специализированные органы по разработке стандартов (SDO), аккредитованные ANSI. Их можно разделить на пять категорий: 1) технические и профессиональные сообщества (Национальный санитарный фонд, NSF); отраслевые ассоциации (Национальная ассоциация производителей электроники, NEMA); организации, специализирующие на разработке стандартов (Американское общество по испытанию материалов, ASTM); организации, разрабатывающие стандарты исключительно в сфере строительства, проектирования и контроля качества производства данных работ (Международный совет по нормам и правилам, ICC); консорциумы – объединения, создаваемые крупными корпорациями для разработки стандартов в новых, динамично развивающихся отраслях. Сейчас в США свыше 600 таких организаций, однако 90% всех принимаемых стандартов приходится на 19 SDO (3%). Ведущие позиции занимают Американское общество по испытанию материалов, Американское общество инженеров машиностроения и Национальная противопожарная ассоциация.
Гарантией соблюдения требований стандартов является система оценки соответствия продукции, работ и услуг. Как эта работа налажена в США?
Прежде всего, отмечу, что в США существуют следующие способы подтверждения соответствия: подтверждение соответствия, инспекция, отбор образцов и их тестирование лабораториями, сертификация, оценка и регистрация системы управления качеством.
В США отсутствует централизованная система органов, осуществляющих оценку соответствия. Отбор образцов и тестирование продукции может производиться как государственными лабораториями (лабораториями, аккредитованными государственными органами, например EPA – Агентством по защите окружающей среды), так и частными лабораториями, созданными при органах сертификации или объединениями товаропроизводителей.
Аккредитация лабораторий происходит на нескольких уровнях. На федеральном уровне действует Национальная программа по добровольной аккредитации лабораторий (NVLAP), в рамках которой осуществляется основная работа по государственной аккредитации лабораторий. В отношении некоторых категорий товаров (медицинские товары, товары для нужд Министерства обороны) существует система тестирования в лабораториях, созданных при ведомствах. Таким образом, при поставке товаров для другого покупателя такая продукция должная проходить процедуру повторной сертификации.
Основным видом сертификации является сертификация уполномоченными органами (third party certification), которая распределена на три уровня: частные сертифицирующие органы (программы), федеральная сертификация и сертификация на уровне штата.
Частные органы по сертификации образуются при профессиональных и технических сообществах (например, при Американской ассоциации дантистов – ADA), торговых объединениях (например, при Альянсе производителей домашних электроприборов – AHAM), обществах по защите прав потребителей (например, при журнале Good Housekeeping), а также путём сотрудничества между государственными служащими специализированных ведомств и отраслевыми объединениями курируемой отрасли (например, The Building Officials and Code Administration International). Большим авторитетом среди потребителей США пользуются товары, прошедшие сертификацию в независимых центрах сертификации, наиболее авторитетными из которых являются Лаборатория по технике безопасности (Underwriters Laboratories) и Корпорация по взаимным исследованиям производственных предприятий (The Factory Mutual Research Corporation).
Федеральные программы по сертификации сконцентрированы на сертификации по трём основным параметрам:
- сертификация продукции, способной оказать прямое воздействие на здоровье и безопасность граждан (сертификация лекарственных препаратов и медицинского оборудования, осуществляемая FDA; сертификация самолётов и их узловых компонентов, осуществляемая Федеральной авиационной администрацией – FAA);
- сертификация образцов продукции и производств, заменяющие сплошной контроль всей производимой продукции (например, программа Министерства обороны «Квалифицированный список продукции» - Qualified Products Listing);
- оценка качества и условий производства до поступления продукции в торговлю (например, применяется Министерством сельского хозяйства для оценки качества мясной продукции).
Система сертификации на уровне штатов также имеет разнообразную структуру. Часть полномочий по сертификации передаётся штатам федеральными органами (например, функции по сертификации мясной продукции). Кроме этого, штаты имеют полномочия по организации сертификации продукции, имеющей стратегическое значение для штата (для Калифорнии и Флориды – цитрусовые, для Небраски – сельскохозяйственная техника). Штаты также организуют самостоятельную сертификацию продукции, приобретаемой ими для собственных нужд.
Соблюдение стандартов обеспечивается жёсткими мерами ответственности производителей и органов стандартизации и сертификации. С производителей помимо административных штрафов и убытков, причинённых некачественным товаром, судом в доход государства могут быть взысканы штрафные убытки (punitive damages), имеющие цель предотвратить нарушения в будущем. Причём суммы таких убытков достигают сотен миллионов долларов. Органы стандартизации и сертификации, допустившие выпуск в оборот некачественной продукции, могут быт также привлечены к ответственности за допущенную небрежность и халатность (например, прецедент Snyder Vs. American Association of Blood Banks, в котором пациент взыскал с Ассоциации 11 млн. долларов за то, что заразился СПИД в результате переливания крови, которая прошла тестирование в лаборатории Ассоциации).
Таким образом, в США создана достаточно эффективная система технического регулирования, которая предусматривает полноценное участие бизнеса в обеспечении качества и безопасности продукции. Важной характеристикой американского технического регулирования является открытая процедура разработки и утверждения стандартов, в России большинство технических регламентов готовятся в ведомствах и процедура учёта замечаний профессионального сообщества превращена в фикцию. Мнение потребителей вообще не «оцифровывается» в форме дополнений и возражений к проектам техрегламентов. Ещё одно отличие России: в российском законодательстве отсутствует ответственность юридических лиц, поэтому многомиллионные штрафы как регулятор качества продукции у нас невозможны.
Однако многое из американского опыта может быть востребовано, например, работа отраслевых ассоциаций по созданию стандартов качества и безопасности продукции.

ЛОЖНЫЕ МОДЕРНИЗАЦИИ И МИРОВОЕ РЫБОЛОВСТВО

     Почти тридцать лет назад был официально отменён свободный рыболовный промысел в Мировом океане: 200-мильные зоны перешли под юрисдикцию прибрежных государств. Коренное переустройство рыболовного пространства объяснили заботой о сохранности ресурсов. Однако ФАО по-прежнему бьёт тревогу: доля чрезмерно эксплуатируемых, истощённых и восстанавливающихся запасов выросла с 10% в 1974 году до 32% в 2008 году. Действительные причины «суверенизации» морских пространств были иными. В мировом рыболовстве тогда лидировал СССР. Руководство советского Минрыбхоза понимало модернизацию (слова были другие, но  смысл тот же) именно так – выход в Мировой океан. За двадцать лет доля крупнотоннажного флота океанического промысла выросла в 15 раз, зато численность среднего и малого флота сократилась на 27%.

     После отмены свободного морского промысла СССР скатился с пьедестала. Таким образом, в основе «огораживания» морских пространств был геополитический расчёт – вытеснить из Мирового океана советский флот. «Схлопывание» рыболовного пространства отбросило советскую рыбную отрасль в собственную исключительную экономзону. Ставка на капиталоёмкий океанический флот и недостаточное внимание к прибрежному промыслу обернулись непосильной экономической ношей.  

     Для мирового рыболовства это был один из самых ярких и самых болезненных примеров ложной модернизации. Но далеко не единственный. Что такое модернизация? Это втягивание в современность стратегий бизнеса, технологических укладов и производственных мощностей. В этом кроется вся сложность! Что мы считаем современным и передовым, а что – отсталым и недоразвитым?    

     В мировом рыболовстве была команда с самым современным и мощным флотом, высокоэффективными технологиями лова, индустриальной рыбопереработкой. За эту команду играли Норвегия, Канада, Исландия, СССР, США, Япония, Южная Корея. Парадоксально, но факт: в 80 – 90–е годы эта команда снизила вылов с 36 млн. тонн до 19  млн. тонн.

     У другой команды всё: структура флота, способы лова, технологии переработки были совершенно иными. Но за эти же годы страны мелкомасштабного рыболовства – Индонезия, Индия, Вьетнам, Таиланд и Филиппины – почти утроили вылов.

     Суперсовременный крупнотоннажный флот, который считали единственным показателем модернизации, по-прежнему обеспечивает рекордный вылов в расчёте на одно судно. Но какой ценой?

      «Множество посёлков, жители которых занимались прибрежным промыслом, сегодня сохранили только пустующие помещения. Цеха по ремонту судов, холодильники и склады разорились. Заколоченные досками дома напоминают о том, что здесь когда-то жили преуспевающие рыбаки». Это строки из подробного исследования о европейском рыболовстве, которое написал шотландский учёный Дэвид Томсон. Жизнь показала, что современное рыболовство в равной мере основано на крупнотоннажном промысле и на прибрежном промысле.

    Смена лидеров мирового рыболовства сопровождалась и другими важными изменениями. Рыба превратилась в один из самых привлекательных товаров международной торговли. 40% мирового улова выставляется на мировой рынок.   

     Многие страны глубоко нырнули в международную торговлю и захлебнулись. Они считали экспортные рынки более современными и прибыльными, чем внутренний рынок. Экспорт рыбы обогнал по доходности традиционные для них виды сырьевого экспорта. Вот некоторые показатели для группы азиатских и африканских стран: экспорт рыбы – 25 млрд. долларов, экспорт кофе – 11 млрд., экспорт каучука – 6 млрд., экспорт бананов – 4 млрд.  

     Зависимость покупателей от рыбного импорта действительно возросла. Европейский импорт рыбопродукции за тридцать лет вырос с 3 млн. тонн до 11 млн. тонн, а в деньгах увеличился в 15 раз. Плотно «подсели» на рыбный импорт и США. Они закупают за рубежом рыбопродукции на 15 млрд. долларов. Евросоюз и США уже вбирают 2/3 мирового импорта рыбопродукции: однако им удалось превратить свою зависимость от импортных поставок в рычаг управления этими поставками. Они навязывают рыбакам, производителям продукции собственные правила. Страны – импортёры придумали целую систему управления международной торговлей.

    Тридцать лет назад с помощью «огораживания» морского пространства резко ограничили экономическую мощь лидеров мирового рыболовства. Сейчас с помощью специальных стандартов и систем сертификации ограничивают рыночную власть лидеров мировой рыбопереработки. «Экологическая маркировка» уже господствует в некоторых сегментах рынка: 24% мирового промысла лосося, 40% мирового промысла минтая, 56% промысла перуанского анчоуса.

     Необходимо признать, что в ряде случаев экологическая маркировка выгодна рыбакам. Если сертификация открывает рынки с высокой стоимостью и обеспечивает долгосрочные устойчивые цены – она работает на всех. Поэтому Ассоциация добытчиков минтая завершает процесс сертификации промысла минтая в Охотском и Беринговом морях по стандартам Морского попечительского совета (MSC). Мы ведем работу в точном соответствии с графиком, утвержденным MSC. Мы ощущаем поддержку крупнейших переработчиков и ритейлеров Европы, которые организовали специальное Партнерство по устойчивому промыслу минтая (FIP).

     Очень часто модернизацию сводят к повсеместному внедрению глубокой переработки. Однако мировая рыбопереработка развивается по-другому: она становится всё более специализированным бизнесом и в то же время «вставляется» в мощные вертикально-интегрированные корпорации. Главное – «пристёгивание» к глобальным цепочкам снабжения. Только при этом условии крупномасштабная глубокая переработка рентабельна. «Рыбные цеха» меняют прописку, их переносят в регионы с низкой себестоимостью и дешёвой рабочей силой. Например, цельная рыба с европейских или североамериканских промыслов уходит в Азию для филетирования и упаковки, а затем перевозится в обратном направлении. Таким образом, модернизация глубокой переработки – это аутсорсинг производственных процессов, их географическое перемещение.  

     Обратите внимание на сложившуюся структуру мировой рыбной индустрии. 80% рыболовных компаний мира ориентируются преимущественно на сырьевой рынок и занимаются только выловом – они же обеспечивают половину добавленной стоимости мирового рыболовства. Примерно 17–18% компаний ориентируются на рынок массовой продукции, используют стандартные технологии рыбопереработки – они обеспечивают 40%  добавленной стоимости. 1,5–2% компаний работают на рынок высокотехнологичной продукции (например, для фармакологии) и обеспечивают 10% добавленной стоимости.

     Мировая рыболовная индустрия, на которую часто призывают равняться, далека от «поголовной мобилизации» на глубокую переработку. На рынке находится место всем: сырьевому сектору, разным видам переработки и производству с высокой добавленной стоимостью. Входные инвестиции, норма прибыли и финансовые риски в каждом секторе – разные. Бизнес выбирает наиболее подходящие для себя.    

     Рыболовная индустрия нуждается в четырёх составляющих: рыба, деньги, технологии и люди. С рыбой в России всё в порядке. Рыбохозяйственная наука прогнозирует устойчивое состояние запасов основных видов водных биоресурсов. В частности, запас минтая уверенно прогнозируется на отметке 1,6-1,7 млн. тонн.

     С деньгами чуть похуже. Финансовые результаты минувшего года не очень нас радуют. В 2009 году отраслевая прибыль возросла почти в два с половиной раза, в 2010 году – всего на 10%. Долго работать на повышенных оборотах «финансовый двигатель» отрасли пока неспособен, поэтому торможение прибыли оказалось слишком резким. 2011 год будет ещё труднее. Нефть дорожает, дорожает топливо. Три года назад из-за этого отраслевая прибыль упала на 25%, а отраслевой убыток вырос в два с половиной раза. В нынешнем году увеличен ЕСН, а значит, вырастет и вторая по значимости статья расходов – оплата труда. Может получиться так, что при общем росте денежной выручки, отраслевая прибыль поползёт вниз.

     Считаю реалистичным рост денежной выручки рыбной отрасли в ближайшие семь – восемь лет не более чем в полтора раза. Поэтому кредитование отрасли в течение трёх – четырёх лет вырастет в полтора раза. Напомню, в 2003 году кредиты рыбной отрасли составляли 50 млрд. рублей – почти вдвое больше, чем сейчас. Выбор был простой: либо залезть в долги и купить на аукционе квоту, либо вылететь из бизнеса. Сейчас схожая альтернатива: либо развивать производство, либо потерять бизнес.

     В принципе нет проблем с технологиями. Можно купить производственные линии, проекты рыбопромысловых судов. Но вот с людьми – проблема. Это главный ограничитель модернизации рыболовства – особенно береговой переработки. Причем не только в России. В Европе старение и падение привлекательности рыбацкой профессии приобрело характер национального бедствия.

     Российская рыбная отрасль уверенно развивается. Наверное, темпы роста не такие быстрые, как хотелось бы. В том числе и нам. Но всякий раз, когда предлагают рецепты быстрой модернизации, обязательно вспомните разорванный и утопленный трал. В некоторых морях дно просто усеяно ими. История мирового рыболовства так же усеяна пришедшими в негодность и выброшенными за ненадобностью программами ложных модернизаций. Программами, которые привели в тупик.