Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

ПИСЬМО КАМЧАТСКОМУ ДРУГУ

«Если выпало в империи родиться, лучше жить в провинции, у моря…». Это из «Писем к римскому другу» Иосифа Бродского. Камчатский журналист Кирилл Маренин прочитал мой пост в ЖЖ «Минтай и словоблудие» и задал несколько вопросов. Уважаю Кирилла как настоящего профессионала, поэтому отвечаю на его вопросы
В советский период весь добываемый минтай согласно статистике приходил на внутренний рынок. В пищевых целях использовалась не очень значительная часть минтая, да и то – в виде неразделанного и обезглавленного мороженного минтая. Мало того, весь этот объём распределялся среди бюджетных (а других не было) учреждений не по себестоимости, а по дотирумой государством цене. И всё же большая часть минтая перерабатывалось в рыбную муку, которая, например, использовалась в звероводческих хозяйствах. Кстати, очень много норковых ферм в СССР работали на экспорт. Выходит и в советское время значительная часть минтая фактически уходило на экспорт? Просто это маскировалось статистикой. Необходимо отметить, что в советский период не было построено ни одного рыбоперерабатывающего комбината по производству филе минтая, а большая часть крупнотоннажного рыбопромыслового флота не имела на борту производственных линий по изготовлению филе минтая.
Громадные плавбазы и многочисленные береговые предприятия были, но воспоминания об индустриальной мощи советского рыбхоза несколько искажают реальный уровень рыбопереработки. Глубина рыбопереработки даже в советский период была не очень высока, хотя капиталовооружённость отрасли по мировым меркам была неоправданно высокой. В 1970–1990 годах уровень капиталовооруженности труда в отрасли вырос в 2,8 раза, при этом фондоотдача снизилась в 1,8 раза.
Вот сухая сводка о глубине советской рыбопеработке. За двадцать лет с 1970 по 1990 годы вылов СССР увеличился на 43% – с 7,8 млн. тонн до 11,2 млн. тонн, а производство пищевой продукции в стране за тот же самый период возросло только на 26% – с 3,5 млн. тонн до 4,4 млн. тонн. Причём доля необработанной мороженной продукции в общем объёме пищевого производства все эти годы сохранялась на одинаковом уровне: 74% в 1970 году, 75% в 1990 году. Кстати, большинство советских граждан очень хорошо помнят, что было на прилавках большинства советских рыбных магазинов. Много было рыбопродукции глубокой переработки?
Глубина переработки гидробионтов в СССР сокращалась: в 1970 из одной тонны сырца производилось 449 кг пищевой продукции, в 1990 году только 393 кг, т.е на 12,5% меньше. Зато производство технической продукции быстро увеличивалось, в 1990 году СССР производил 1,87 млн. тонн технической продукции (доля Советского Союза на мировом рынке производства рыбной продукции непродовольственного назначения составляла 10% мирового объёма). С 1970 по 1990 годы вылов СССР увеличился на 3,4 млн. тонн и этот прирост на 2/3 был обеспечен увеличением вылова минтая (2,2 млн. тонн). Вылов минтая в СССР за те же двадцать лет увеличился почти в пять раз – до 2,8 млн. тонн. Думаю, теперь вам понятно: за счёт какого ресурса Советский Союз в полтора раза увеличил производство технической рыбопродукции? Дополнительные 600 тысяч тонн рыбной муки молотились из минтая. Можно считать рациональным с биологической и экономической точки зрения такое использование ценнейшего сырья? Можно считать это образцом глубокой переработки? Мой ответ на оба вопроса отрицательный.
Точно такой же ответ дало и время. Советский рыбохозяйственный комплекс стремительно шёл к кризису, несмотря на огромную субсидиарную поддержку государства. Планово-директивная система управления привела к перекапитализации рыбохозяйственного комплекса и падению конкурентоспособности рыбных товаров, прежде всего на внутреннем рынке. Напомню, что «убийство» потребительской репутации минтая началось именно в те годы.
Разрыв между громадной капиталоёмкостью и невысоким уровнем переработки можно было заделывать двумя способам: 1) наращиванием вылова водных биологических ресурсов без всяких биологических ограничений; 2) государственными дотациями. Камчатский журналист С.И.Вахрин сделал блестящий анализ того, как эскалация вылова в СССР привела к уничтожению многих видов водных биоресурсов. Если же говорить об экономике, то в начале 90-х годов затраты на содержание отраслевой материально-технической базы в 1,5 раза превышали стоимость произведенной продукции.
Распад СССР и разрушение хозяйственных связей привели к падению платёжеспособного спроса на минтай («рыба для кошек» оказалась вдруг дорогой), однако общедопустимые уловы минтая сохранялись на высоком уровне. Естественной стратегией выживания для добывающих минтай предприятий стал внешний рынок. На внешний рынок продавали то, что пользуется наивысшим спросом. Другого выхода не было. Строить на берегу рыбоперерабатывающие комбинаты по производству филе минтая в 90-е годы было экономическим самоубийством. Так же, кстати, как и строительство комбинатов по сжиженному газу или нефтепереработке. Так жила вся российская экономика и рыбаки жили по её законам, не выделяясь ни особым рвачеством, ни чрезмерным подвижничеством. Работали как все.
В конце 90-х годов появилась производственная возможность для выпуска филе минтая морской заморозки в связи с вводом в строй нескольких десятков современных рыбопромысловых судов зарубежной постройки. Собственно говоря, именно тогда и стала развиваться настоящая индустрия по выпуску продукции из минтая с высокой степенью переработки. Индустрия, которой не существовало в СССР! В начале 2000-х годов российские предприятия стали наращивать выпуск филе минтая на рыбопромысловых судах и быстро захватили рынок филе минтая морской заморозки в Европе: в 2001 году российские предприятий производили свыше 90 тысяч тонн филе минтая – в три раза больше, чем сейчас.
Почувствовав угрозу со стороны российских предприятий, американские добытчики минтая придумали защитное оружие. Крупные розничные сети и международные экологические организации (WWF) разработали т.н. экологический стандарт, который подразумевает устойчивое состояние популяции водных биоресурсов. Только при наличии экологического сертификата рыбопродукция попадала в розничные сети. Американская ассоциация минтайщиков APA быстро сертфицировала минтаевый промысел. Таким образом американцам удалось «убить» конкуренцию на рынке филе минтая и создать собственную монополию.
Сейчас у нас появилась реальная возможность пробить эту блокаду. Получение экологического сертификата MSC повысит привлекательность производства филе. Многие предприятия оборудовали рыбопромысловые суда филетировочными линями. Но каковы перспективы береговой переработки?
Вот как оценивают эту проблему в мировом масштабе. «Всё более существенной становится практика аутсорсинга переработки на региональном и мировом уровнях; её масштабы зависят от видов рыб, разновидности продукта и стоимости труда и транспортировки. Например, цельная рыба с европейских или североамериканских рынков посылается в Азию (в частности в Китай, но также в Индию и Вьетнам) для филетирования и упаковки, затем перевозится в обратном направлении». Это цитата из доклада FAO «Состояние мирового рыболовства и аквакультуры – 2010».
Как видим, перемещение рыбопереработки в наиболее выгодные для наладки производства страны – это общемировая тенденция. Китай импортирует ежегодно из разных стран мира 2,5 млн. тонн мороженной неразделанной или обезглавленной рыбы, в том числе свыше 500 тысяч тонн минтая из России. Практически вся рыба российского происхождения, которая поступает в Китай, впоследствие экспортируется в другие страны в переработанном виде. Какая часть этой рыбы возвращается в Россию в переработанном виде? В 2012 году экспорт российской продукции из минтая в Китай составил 533 тысячи тонн, что в переводе на живой вес составляет около 820 тысяч тонн. В том же 2012 году в Россию было ввезено 17 тысяч тонн филе минтая китайского производства, что в переводе на живой вес составляет примерно 70 тысяч тонн. Следовательно, обратно в Россию возвратилось 8,5% от того объёма минтая, который купили китайские переработчики, остальные 91,5% уехали в Европу.
Возможно производить в России филе минтая на берегу, чтобы продавать на российском рынке и экспортировать в Европу? Почему этого не делают? Потому что стоимость производственных затрат (электроэнергия, водоснабжение и канализационные стоки и т.д.) и налоговая нагрузка значительно выше. Напомню, что в Китае импортное продовольственное сырье, которое используют для изготовления продукции на экспорт, освобождено от таможенных пошлин и НДС. Это очень существенная прибавка.
На Международном конгрессе рыбаков в сентябре прошлого года в своём докладе я отметил хорошие перспективы для развития берегового производства филе минтая прежде всего для внутреннего рынка (с европейским направлением гораздо сложнее). Сейчас готовятся предложения по выполнению поручений Владимира Путина о развитии рыбного хозяйства. Там есть пункт о развитии переработки, вот туда мы готовим наши предложения. Скоро я об этом напишу.
СССР не оставил в наследство современной индустрии по производству продукции из минтая с высокой степенью переработки. Первые попытки наладить такую индустрию на рыбопромысловых судах начались полтора десятка лет назад. Сейчас появилась реальная возможность увеличить российское присутствие в нише филе минтая морской заморозки и одновременно создать индустрию по производству филе минтая береговой заморозки.

РЫБА В РОССИИ

Готовим аналитический материал об основных сегментах рыбного рынка в России и за рубежом. Кое-какие данные по рынку сельди уже публиковал. Сейчас общая картинка по рынку минтая. Добываем 1,6 млн. тонн. На внутренний рынок уходит 370 тысяч тонн, обеспечивая среднедушевое потребление минтая около 3 килограммов на душу населения. Среднедушевое потребление сельди в России - между 4 и 4,5 килограммами на душу населения. В советское время ёмкость внутреннего рынка для минтая была выше: 1) население СССР - 250 миллионов человек, население Российской Федерации - 145 миллионов человек; 2) звероводческие хозяйства, которые потребляли свыше 300 тысяч тонн минтая в год, в современной России отсутствуют; 3) численность людей в Вооружённых Силах и пенитенциарных учреждениях в СССР составляла свыше 5 миллионов человек, а туда очень много минтая шло; 4) рыба дотировалась из государственного бюджета, поэтому её цена в магазинах и столовых была куда ниже, чем цена мяса, а значит покупали охотнее; 5) объём производства и импорта мяса в СССР не позволял удовлетворить потребность в мясе (среднедушевое потребление мяса в СССР не превышало 60 килограмм на душу населения, а в современной России - свыше 90 килограммов на душу населеления), у многих советских граждан просто не было выбора - поэтому и покупали рыбу. Все перечисленные факторы сейчас отсутствуют, поэтому среднедушевое потребление минтая в России примерно вдвое ниже, чем в СССР. Интересно, что среднедушевое потребление минтая в России вдвое выше, чем в США, и выше, чем в Европе. Больше нас - в расчёте на душу населения - едят минтай только в Японии и Корее. Сравнивать потребление рыбы (и в абсолютных цифрах, и в структуре) в России и Японии - значит заведомо искажать жизнь. Впрочем, любой желающий имеет возможность купить минтай в любом виде.