Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

РОСПОТРЕБНАДЗОР ПОПРАВИЛ МИНПРОМТОРГ В ОЦЕНКЕ ДОЛИ ФАЛЬСИФИКАТА НА РЫНКЕ

Минпромторг фактически признал недостоверными сведения об объёме фальсификата в рыбной отрасли, которыми в июне огорошил членов Совета федерации журналистов министр Денис Мантуров.

Напомню, что на 415-м заседании Совета Федерации уважаемый министр сообщил о том, что доля фальсификата на рыбном рынке составляет 40-50%

Сразу после выступления министра ВАРПЭ обратилась к нему с письмом, в котором вежливо и интеллигентно попросила представить источники и методики расчёта. Ведь нас, конечно, не могла не удивить информация о том, что полтора миллиона (!) тонн (!) рыбопродукции является фальсификатом.

На свое письмо мы получили уклончивый ответ 31 июля номер 49400/08. Минпромторг не назвал ни источники информации, ни методики оценки незаконного оборота. Однако же нас пригласили войти в состав рабочей группы по противодействию незаконному обороту пищевой промышленности. "Позиция возглавляемой Вами ассоциации, включая проблематику незаконного оборота в рыбной отрасли, предложения по совершенствованию государственного регулирования в данной сфере, а также методики оценки объёмов незаконного оборота, может быть представлена в рамках деятельности указанных рабочих групп".

Collapse )

КоАП и рыба

В минувшую пятницу, с 10 до 17 часов вместе с большой группой экспертов работал в Государственной Думе над проектом Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). Обсуждали постатейно главу 17 новой редакции КоАП, в которой содержатся и административные составы в сфере рыболовства.
Проект Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) содержит статьи 17.46 и 17.58, которые устанавливают составы правонарушений и виды ответственности, ранее относимые к статьям 8.17 и 8.37. Есть и другие статьи, но именно эти вызывают наибольшее количество вопросов.
В частности, статья 17.46 в значительной степени содержит диспозитивные нормы, ранее содержащиеся в статье 8.17. Однако статья 17.46 дополнена частью третью, которая ранее отсутствовала в статье 8.17. Часть третья статьи 17.46 предусматривает ответственность за «нарушение правил пользования добытыми (выловленными) водными биологическими ресурсами, за исключением случаев, предусмотренных статьёй 17.45 и частью 2 статьи 17.58».
Во-первых, понятие «правила пользования добытыми (выловленными) биологическими ресурсами» не имеет нормативно – правового закрепления и может иметь расширительное толкование в ходе правоприменительной практики.
Во-вторых, все возможные нарушения требований нормативных правовых актов в сфере рыболовства (в частности, утверждаемых федеральным органом исполнительной власти Правил рыболовства в рыбохозяйственных бассейнах) предусматриваются частью второй статьи 17.46. Поэтому непонятно, о нарушении каких правил пользования водными биоресурсами, идёт речь в части третьей? Если речь идёт о нарушениях в сфере производства продукции из водных биоресурсов или в сфере оборота продукции, то соответствующие составы правонарушений не относятся к главе 17.
И, в-третьих, возникает логическое противоречие между статьями 17.45 и 17.46. Статья 17.45 представляет собой переделанную статью 7.11 действующей редакции и устанавливает санкции за пользование водными биологическими ресурсами без разрешения. И получается странная вещь: пользование водными биоресурсами без разрешения, то есть нелегальный промысел, наказывается штрафом до ста тысяч рублей (для юридического лица), а нарушение правил пользования водными биоресурсами, то есть нарушение правил лицом, имеющим разрешение на промысел и ведущим легальный промысел, наказывается штрафом до миллиона рублей и конфискацией судна.
В ходе заседания высказал замечания по статьей 17.46 и в ближайшее время будем работать с аппаратом Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству.
На заседании Росрыболовство предложило внести в КоАП две важные нормы.
Первая – административное наказание за непредставление или неверное представление сведение о контроле со стороны иностранного инвестора. В указанном случае на юридическое лицо может быть наложен административный штраф в размере от одного до пяти процентов от оборота за период действия разрешения на вылов.
Вторая – административное наказание за действия (бездействия), заключающиеся в несоблюдении правил безопасности эксплуатации рыбопромыслового судна.
Обе новации обсуждались, что называется, «с голоса». Росрыболовство в ближайшие дни представит формулировку предлагаемых статей и мы продолжим их обсуждение на площадке Государственной Думы.

ПРОСЛЕЖИВАЕМОСТЬ - ХИТ СЕЗОНА

Прослеживаемость становится излюбленным управленческим приёмом в российской регуляторике. Вслед за прослеживаемостью продукции животного происхождения, обеспечиваемой с помощью электронной сертификации, родилась новая идея – полная прослеживаемость пищевой продукции.
Помощник Президента России Андрей Белоусов обратился к главе государства с докладной запиской, в которой рассказал о наступлении некачественной продукции практически на все сегменты российского продовольственного рынка. Владимир Путин 26 июня дал поручение №Пр – 1259 и поручил создать национальную систему управления качеством пищевой продукции. Кроме того скоро появится правительственный документ, вбирающий комплекс задач в сфере обеспечения населения качественной пищевой продукции.
Сразу скажу, что замах гигантский. Предполагается очень сильно переписать весь понятийный аппарат в сфере качества пищевой продукции, отражающий характеристики пищевой ценности и органолептических свойств (цвет, вкус, аромат и др.). Предусмотрен переход к обязательному применению требований к качеству пищевой продукции, исключающий использование производителями (прежде всего – импортёрами) «двойных стандартов» качества продукции, маркируемой едиными товарными знаками, для зарубежных и российского рынков. Очень важен такой посыл президентского поручения – необходим единый подход к мониторингу и контролю соблюдения обязательных требований к качеству и безопасности пищевой продукции в сфере её производства и обращения. И, наконец, очень важная новация – меры ответственности за несоблюдение обязательных требований к качеству пищевой продукции (именно к качеству, а не только к безопасности).

"ОГЛАСИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЕСЬ СПИСОК"

В этом году дважды обращался к теме барьеров при доступе российских рыбопромышленных компаний на рынок КНР (http://german-zverev.livejournal.com/52411.html и http://german-zverev.livejournal.com/50028.html).
Напомню, что больше года продолжалась история с внесением российских предприятий в список одобренных импортёров КНР. Список составляет профильное китайское ведомство – AQSIQ (это гремучая смесь – всё равно как если слить Роспотребнадзор с Россельхознадзором и ещё влить в них органы ветеринарии субъектов).
Ещё в конце 2013 года российский Россельхознадзор подготовил и направил коллегам в КНР список российских рыбопромысловых судов для их включения перечень одобренных импортёров. Всё это были рыбопромысловые суда, ранее уже находившиеся в этом списке, но принадлежавшие другим предприятиям. Собственник сменился – а значит понадобилось уточнить и сам список. И вот эта – на первый взгляд рутинная техническая операция – приобрела форму большой проблемы.
Российские запросы терялись, решение вопроса затягивалось. Некоторые версии я уже высказывал и по-прежнему считаю эти версии обоснованными.
В январе 2015 года я обратился к первому вице-премьеру Игорю Шувалову с информацией о барьере в российско-китайских торговых отношениях. В соответствие с поручением Правительства поднимать шлагбаум стали не только Минсельхоз, но и Минэкономразвития и МИД. Но даже несмотря на тройную тягу неслабых российских ведомств вопрос решался по частям. В конце января 2015 года AQSIQ опубликовала первое обновление списка одобренных импортёров, но в этот список вошли не все рыбопромысловые суда из направленного мной списка.
В течение марта – мая Россельхознадзор активно переписывался с китайскими коллегами, подготавливая переговоры. 29 мая российско-китайские переговоры прошли в Пекине и закончились успешно.
В ближайшее время на сайте AQSIQ будет размещена информация об обновлении списка рыбопромысловых судов, которые относятся к одобренным импортёрам. Мы уже в ближайшие два – три дня узнаем: удалось нашим переговорщикам «огласить весь список» или китайские коллеги снова вырезали из него только часть.
Узнаем уже очень скоро.
В любом случае - хочу высказать слова признательности сотрудникам Россельхознадзора,которым пришлось и приходится справляться с хитроумной китайской дипломатией.

ПОСИДЕЛКИ В ВТО И РЫБНАЯ ОТРАСЛЬ

6-8 июля в рамках ВТО состоится аудит торговой политики Евросоюза. Официально эта процедура называется обзор торговой политики ЕС. Каждый участник ВТО имеет право представить вопросы и высказать комментарии по поводу торгового режима ЕС, дать оценку его соответствия правилам и нормам многосторонней торговой системы.
США, ЕС, Китай и Япония проходят подобную процедуру каждые два года, Россия - каждые четыре года.
Процедура проходит три дня и выглядит следующим образом. ЕС готовит доклад (Report by the Government), секретариат ВТО тоже готовит доклад (Report by the Secretariat). Члены ВТО задают письменные вопросы рассматриваемому члену, а своих выступлениях дают оценку воздействия национального торгового режима на экономическое сотрудничество с партнёрами. Важно отметить, что обзор торговой политики не может служить основой для процедур урегулирования споров между членами ВТО.
Это такое общедипломатическое "бла-бла-бла", но из совокупности которых и плетётся сеть мировой торговой системы. Не участвуешь в посиделках - сужаешь свои возможности.
Россия участвовала уже в нескольких таких посиделках и выводы такие.
Плохо готовимся к ним. Не умеем эффективно обозначать на площадке ВТО свои торговые интересы (и случаи их незаконного притеснения). Не научились собирать - как пыльцу - "хотелки" и "болячки" бизнеса.
Минэкономразвития пытается исправить ошибки и подготовиться к июльскому аудиту торговой политики ЕС более основательно. Нужно и рыбной отрасли участвовать в этой работе, потому что российские компании работают на европейском рынке, а значит - условия и процедуры европейского экономического пространства для нас небезразличны.
К тому же не за горами обзор торговой политики России, когда уже нам придётся отчитываться перед коллегами по ВТО. Поэтому важно сейчас включить "сонары", позволяющие уловить едва различимые сигналы возможных будущих претензий в наш адрес.
Посиделки в ВТО такую возможность предоставляют.

В США БОРЮТСЯ С "ПУТИНСКИМ МИНТАЕМ"

С конца октября в США активизировалась кампания нападок на российский промысел минтая. 27 октября 2014 года журнал «National Journal» разместил статью, растиражированную во многих американских средствах массовой информации (http://www.nationaljournal.com/domesticpolicy/how-fish-got-caught-in-the-middle-of-america-s-standoff-with-russia-20141027). Известные политики и рыбопромышленники из штата Аляска обрушились с гневной критикой на российскую Ассоциацию добытчиков минтая и в целом на российский минтаевый промысел. США.
Что говорят американские политики и рыбопромышленники?
Они утверждают, что «минтаевый промысел в России плохо регулируется и принцип «устойчивого рыболовства» для него не является приоритетом». Кроме того, американцы злятся из-за того, что российский минтай на мировом рынке имеет одинаковое с американским минтаем родовой название – «аляскинский минтай» (Alaska Pollock).
Очень кипятится по этому поводу сенатор от штата Аляска Марк Бегич: «Торговая война с РФ по этому поводу возможна. Русские думают, что если они не позволяют нам торговать рыбой, мы не собираемся ничего делать по этому поводу? Когда на тебя нападают хулиганы, им надо давать отпор… Агентство по контролю за медикаментозными средствами и продуктами питания США (Food & Drug Agency, FDA) признает все виды минтая как аляскинский, включая русский минтай. Считаю, что это большая ошибка. Если законодатели США не получат ответ от FDA сразу после проведения предварительных выборов, они «выволокут» FDA на слушания в сенатский подкомитет по делам океанов, атмосферы, рыболовства и Береговой охраны. Это станет посланием Москве о том, что Вашингтон протестует против годового эмбарго на морепродукты американского происхождения. Если Госдеп США не может убедить Россию снять данное эмбарго, мы должны выкинуть российскую рыбу с американского рынка».
Своему коллеге вторит и другой сенатор от штата Аляска Лайза Мурковски: «Политика FDA вводит потребителей в заблуждение. Если FDA неэффективно следит за названиями продукции, это – на руку русскому минтаю в ущерб ущерб аляскинскому. Это унижение для аляскинских промысловиков, что русские рыбопромышленники используют их доброе имя и репутацию самого устойчивого промысла в мире». И Марк Бегич, и Лайза Мурковски не скрывают, что действуют по просьбе и в интересах Ассоциации минтайщиков Аляски (GAPP).
Громкие заявления американских политиков появились не просто так. Именно в эти дни проходил первый сертификационный аудит тралового промысла минтая в Охотском море по стандартам MSC. Международные эксперты из аудиторской компании FCI изучали подготовленные российскими институтами (Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН, ФГУП «ТИНРО – центр» и ФГУП «КамчатНИРО») исследования.
Американские конкуренты пытались «торпедировать» сертификационный аудит и подорвать репутацию российского минтая на мировом рынке – и как следствие вытолкнуть российскую рыбопродукцию с рынка.
Дошло вовсе до анекдотичных случаев. Бывший конгрессмен США организовал сбор подписей под петицией, в которой требует от FDA официально изменить в потребительских этикетках название русского минтая. Вместо принятого названия Alaska Pollock (аляскинский минтай) использовать название Putin Pollock (путинский минтай). Как считает автор, в таком случае потребители рыбопродукции в США и Европе сразу перестанут покупать русский минтай.

РОССИЯ И США ГОТОВЯТ СОГЛАШЕНИЕ О БОРЬБЕ С БРАКОНЬЕРСТВОМ

Три дня –с 10 по 12 сентября – во Владивостоке продолжалась кропотливая работа над проектом российско-американского соглашения о противодействии ННН-промыслу. Представительная – аж 18 человек – делегация США во главе с бессменным послом по вопросам рыболовства Дэвидом Болтоном вела переговоры с российской делегацией, возглавляемой замруководителя Росрыболовства Василием Соколовым. В соответствие с приказом Росрыболовства в официальный состав российской делегации были включены две ассоциации: Ассоциация добытчиков минтая и Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока.
Дипломатическим форматом для переговоров являлось очередное, 25-е по счёту заседание российско-американского Межправительственного консультативного комитета по рыболовству (МКК). Я не первый раз участвую в заседании комитета и хочу сказать, что в последние лет десять его встречи носили преимущественно ритуальный и бессодержательный характер. Но, начиная с 2013 года, МКК превратился в рабочий штаб по подготовке Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединённых Штатов Америки о сотрудничестве в целях предупреждения, сдерживания и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла живых морских ресурсов (ННН-промысла).
В прошлом году, в декабре американцы предложили вариант такого соглашения в ответ на инициативу России. Американские предложения были рассмотрены в Росрыболовстве и ФСБ и на этом заседании обсуждался российский вариант. Что в «сухом остатке»?
Участники переговоров детально обсудили каждое слово (и каждую запятую) в предлагаемом проекте. Дело в том, что российская сторона предложила детальную процедуру обмена информацией о судах-нарушителях, включая регламент предоставления и рассмотрения такой информации, а также требования к конфиденциальности предоставляемой информации. Любопытные предложения были сделаны и американской стороной в части «вживления» в текст соглашения некоторых норм российско-американского соглашения о взаимной правовой помощи по уголовным делам.
Дело в том, что основную опасность для водных биоресурсов и основной костяк браконьерского флота составляют трансграничные преступные группировки, поэтому так важно на межправительственном уровне тщательно установить механизм взаимодействия двух стран по борьбе с браконьерством.
Хорошая новость – в ходе переговоров все спорные моменты были рассмотрены и обсуждены, а в результате пришли к согласованному пониманию по всем статьям предполагаемого соглашения. Подписали протокол, а проект соглашения сейчас вернётся в ведомства России и США для окончательного согласования. А значит – нельзя исключать, что уже в следующем году Россия и США подпишут соглашение по совместной борьбе с ННН-промыслом.
Думаю, что конструктивный и прагматичный подход наших стран (и наших рыбаков) к очень сложной проблеме – это наглядный пример того, как нужно обсуждать двусторонние вопросы. Не увязывая коренные долгосрочные вопросы, важные для обеих стран, для экономик обеих стран, для бизнеса обеих стран, с политической сиюминутной «текучкой». Возможно, на ход переговоров оказал некоторое воздействие и тот факт, что в состав обеих делегаций входили представители рыбацких ассоциаций России и США. Американские минтайщики и американские краболовы все три дня были за одним столом переговоров, напротив нас, а неприятие браконьерства что у нас, что у американцев одинаковое.
Будем надеяться, что в российских ведомствах не затянут согласование проекта соглашения, а политическое похолодание не помешает нашим правительствам подписать этот документ.

РЫБНЫЙ РЫНОК В ЕВРОПЕ: ПЕРЕЗАГРУЗКА

Европейские власти приступили к коренному переустройству своего рыбного рынка. Утверждённый Еврокомиссией комплекс мер содержится в Регламенте ЕС №1379/2013 от 11 декабря 2013 года и представляет собой систематизированный и глубокий документ. На этой неделе мы будем много разговаривать об этом с нашими коллегами во время Брюссельской международной рыбохозяйственной выставки.
По сути, в регламенте предлагается новая архитектура европейского рыбного рынка. Он будет состоять из пяти несущих конструкций: профессиональные организации, рыночные стандарты, информация для потребителей, правила конкуренции и исследование рынков. Документ предлагает несколько – без преувеличения – революционных идей. Идей, которые плохо согласуются с антимонопольными стандартами и правилами ВТО, зато на все 100 процентов выгодны европейским рыбопереработчикам и потребителей.
Итак, по порядку. Уже до конца этого года, к 1 января 2015 года в Еврокомиссию будет представлено технико-экономическое обоснование вариантов процедур экомаркировки. В регламенте говорится следующее:«Использование экомаркировки для продукции рыболовства и аквакультуры, независимо от того, происходит она из Евросоюза или изготовлена за его пределами, позволяет предоставлять чёткую информацию об экологической приемлемости таких продуктов». Напомним, что пять лет назад – в 2009 году Евросоюз ввёл регламентом сертификаты происхождения для всей поступающей на европейские рынки рыбопродукции. Сейчас – следующий шаг – «возможность разработки и установления минимальных критериев для разработки экологической маркировки продукции рыболовства и аквакультуры».
Что это означает для российских рыбаков, работающих с европейским рынком? Только одно – обязательное наличие экологического сертификата. В начале 2010 года российская рыбопродукция не могла попасть на европейские рынки из-за отсутствия сертификатов вылова. В 2016 году российская рыбопродукция (или продукция произведённая в другой стране, но из российской рыбы) не сможет попасть на европейский рынок, если у неё не будет экологического сертификата.
Жёсткое окольцовывание внешних границ европейского рыбного рынка будет сопровождаться глубоким переустройством его внутренней структуры. Этим будут заниматься «профессиональные организации». Регламент ЕС наделяет эти объединения значительной рыночной властью и государственными полномочиями. Статьи 9 – 13 Регламента перечисляют полномочия профессиональных организаций, которые могут существовать в двух формах – «ассоциации производителей» и «межотраслевые организации». Возможности у этих объединений нехилые.
Они способствуют прослеживаемости продукции рыболовства, обратите внимание на это, контроль за прослеживаемостью делегируется профессиональным организациям – в нашем понимании, это кусок полномочий Россельхознадзора.
Они могут сокращать ненужные выловы промысловых запасов, они занимаются коллективным планированием и руководством рыбопромысловой деятельностью и управлением морских биоресурсов – в нашем понимании, это кусок полномочий Росрыболовства.
Но самое главное – они могут координировать деятельность членов организаций! Четвёртый раздел Регламента ЕС так и называется «Планирование производства и сбыта продукции». Каждая профессиональная организация утверждает план производства и сбыта продукции. Вот так. Пока в России ФАС наказывает рыбодобывающие и рыбоперерабатывающие предприятия за попытку очистить рынок от браконьерской и некачественной продукции – в Европе на законодательном уровне эта цель объявляется главной. Более того, в соответствие с Регламентом ЕС профессиональные организации «могут получить финансовую поддержку для подготовки и выполнения планов производства и сбыта продукции». Но и это не всё! Регламент ЕС (статья 30) указывает, что «организации производителей могут получить финансовую поддержку за хранение продукции рыболовства». Да-да, я не ошибся. Если на рынке происходит снижение цены на рыбопродукцию более чем на 20%, предприятия вправе прекратить продажи и положить продукцию на хранение. И за это ЕС будет возмещать им затраты на хранение. Неплохо.
В статье 42 Регламента указано, что государственные органы занимаются исследованием рынка, причём алгоритм исследований детально (и нормативно) утверждён. Государственные органы предоставляют практическую помощь профессиональным организациям для лучшей координации.
У Кузьмы Пруткова есть высказывание:«При виде хорошо вычищенной амуниции тускнеют все конституции». Все громкие декларации ФАС о необходимости конкуренции тускнеют на фоне последовательных и жёстких действий Европейской комиссии. Европейцы считают, что главная задача – это защита национального бизнеса. Если для этого нужно изменить антимонопольное законодательство – они так и делают и не собираются в угоду прекраснодушным школярским причитаниям о пользе конкуренции разрушать европейский бизнес.
Европейский рыбный рынок переформатируется. Возникнут дополнительные барьеры входа на рынок – экологическая маркировка. Российские предприятия, которые имеют экологические сертификаты, уже готовы к этим нововведениям, а те, у кого, таких сертификатов нет, могут через полтора года потерять внешние рынки (их продукцию не будут покупать для переработки и поставки в Европу). Усилится рыночная власть европейских объединений рыбодобытчиков и рыбопереработчиков, которые получат частичку государственных полномочий и финансовую поддержку.
Пока европейцы учат нас демократии и конкуренции, на своём собственном рынке они создают самую настоящую диктатуру.

РЫБА И ТАМОЖЕННО-ТАРИФНАЯ ПОЛИТИКА: ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ ЕЭК?

Уже нынешней осенью будет утверждён интересный и важный документ – «Основные направления таможенно-тарифного регулирования Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации на среднесрочную перспективу». Считаю важным, чтобы в документе были отражены некоторые существенные инструменты таможенно-тарифного регулирования применительно к рыбной отрасли. Комиссия РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре проведёт в ноябре специальное заседание на эту тему, потому что по поручению Правления РСПП мне поручено выступить по вопросу «Таможенно-тарифное регулирование в рыбной отрасли» при обсуждении проекта «Основных направлений…» в ЕЭК.
Вот как обстоят сейчас дела с таможенным регулированием на уровне Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Действующий Единый таможенный тариф Таможенного союза (ЕТТ ТС) содержит 11 308 товарных позиций. В 2013 году были пересмотрены ставки ввозных таможенных пошлин в отношении 5 041 десятизначных товарных позиций, 2 518 из которых являются чувствительными. При этом при реализации тарифных обязательств было детализировано 235 позиций, из которых 122 относятся к чувствительным товарам. В результате этой работы Единый таможенный тариф Таможенного союза увеличился на 294 тарифных линии. Более 70% ставок – 3 754 имеют адвалорный формат, а 30% ставок составляют комбинированные и специфические ставки. Около 20% ставок в адвалорном формате снижаются на один процентный пункт, в целом среднее снижение адвалорных пошлин составит 1,8 процентных пункта. Минимальная ставка в массиве корректируемых позиций ЕТТ ТС составит 0% (при этом снижение коснулось ряда товарных позиций с действующими ставками – 5 – 10%), а максимальная ставка составляет 24% при снижении с 25%.
В первом полугодии 2013 года средневзвешенная ставка ЕТТ ТС составляла 7,93%. В период с сентября 2013 по сентябрь 2014 средневзвешенная ставка ЕТТ ТС будет находиться в диапазоне 7,0 – 7,2%.
Теперь о том, что считаю важным в дальнейшей работе.
Первое. Нужна точечная корректировка ставок ЕТТ ТС с учётом отслеживания объёмов импорта и ситуации на совокупном рынке Таможенного союза. Надеюсь, что в рамках ЕЭК будет происходить работа по оценке конкурентоспособности отраслей и производств стран Таможенного союза, по отношению к которым таможенно-тарифное регулирование может в различной степени и комбинации выполнять протекционистские, структурные и стимулирующие функции.
К сожалению, ни Росрыболовство, ни Минсельхоз такой работой не занимаются. Минсельхоз хранит глубокомысленное молчание, а «информационные пузыри» Росрыболовства (например, по поводу рынка сельди) не вызывают ничего кроме усмешки и в ЕЭК, и в ФТС. Настолько сырые и неподготовленные материалы даже не будут приняты в работу. Достаточно привести только один пример: аналитики Росрыболовства утверждают, что добытчики продают сельдь для российских покупателей по 36 рублей. «В огороде бузина, а в Киеве – дядька». Приехали бы во Владивосток и посмотрели объявления – цена на сельдь составляет 20 – 25 рублей за килограмм. Конечно, при таком «качестве» рыбной аналитики обосновать меры таможенно-тарифного регулирования просто невозможно. А жаль – российский рыбный рынок нуждается в умной, но не истеричной таможенно-тарифной политике.
Второе. Нужны новые подходы к эскалации таможенного тарифа с учётом перспектив создания рыбопромышленного кластера на Дальнем Востоке. За разговорами о государственных инвестициях (на мой взгляд, несбыточными разговорами) забыли о другом – о системе преференций, которая станет «магнитом» для частных инвесторов (особенно иностранных).
Стимулирование производственно-технологической кооперации и переноса обрабатывающих и сборочных производств на территорию государств – членов Таможенного союза (а суть рыбопромышленного кластера – именно в этом!) наряду с применением критериев добавленной стоимости может потребовать изменения традиционных подходов к осуществлению эскалации таможенного тарифа. Может потребоваться анализ целесообразности сохранения нулевых ставок ввозных таможенных пошлин на многие виды высокотехнологичных компонентов в случае, когда они тормозят локализацию производств, а тем самым – перенос процессов создания добавленной стоимости на территорию Таможенного союза.
Следовательно, вырастет актуальность узконаправленной и целевой эскалации таможенного тарифа, при которой разница в уровнях ставок импортных пошлин на готовую продукцию и импортируемое сырье будут определяться исходя не из стандартного «шага» эскалации, а исходя из максимизации увеличения добавленной стоимости товара в процессе его переработки с сохранением (!) экспортной конкурентоспособности.
Третье. Важное направление – обеспечение единообразного применения Соглашения об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза от 25 января 2008 года. До сих пор нет полноценных рекомендаций ЕЭК по вопросам применения методов определения таможенной стоимости товаров в конкретных ситуациях при ввозе товаров, аналогичных Case studies Технического комитета по таможенной оценке ВТО. Очень много судебных споров между рыбаками и таможенниками как раз вызвано этим, поэтому мы примем самое активное участие в подготовке соответствующих рекомендаций ЕЭК.

Председатель Комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре Г.С.Зверев

ПО КОМ ЗВОНИЛ КОЛОКОЛ НА СОВЕЩАНИИ У ДВОРКОВИЧА?

Сегодня на заседании Правительственной комиссии по вопросам развития агропромышленного и рыбохозяйственного комплексов под председательством Аркадия Дворковича прозвучали две новости. Первая – плохая, вторая – неинтересная.
Сначала – про плохую. Обсуждали проект федеральной целевой программы «Повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации». Предполагалось, что новая редакция «рыбной ФЦП» придёт на смену предыдущей ФЦП, которая действовала в 2008 – 2012 годах. Итоги предыдущей ФЦП оказались настолько противоречивы, что обычно сдержанный и не склонный к сарказму первый замминистра сельского хозяйства Игорь Манылов назвал «подвигом» результаты работы Росрыболовства по реализации этой программы (программа была исполнена на 30%).
В поддержку новой редакции «рыбной ФЦП» высказались почти все: Минсельхоз, Росрыболовство, администрации Камчатского и Приморского краёв, Мурманской, Астраханской и Сахалинской областей, Государственной Думы. Против был только Минфин, но, похоже, этого оказалось достаточно, чтобы все участники сегодняшнего заседания услышали: «по ком звонит колокол». Колокол прозвонил по проекту ФЦП. Минфин готов выделить на 2015 – 2016 годы на реализацию программы 10,8 млрд. рублей. Этих расходов едва-едва достаточно для финансирования текущей деятельности Росрыболовства, но никак недостаточно для инвестиций.
По мнению Аркадия Дворковича, при таком прогнозе финансирования не стоит и мучаться с разработкой ФЦП. Вице-премьер предложил Минсельхозу разработать кризисный сценарий из двух частей. Первая – мероприятия, которые в обязательном порядке должны быть профинансированы в 2015 – 2016 год. Вторая – базовый сценарий инвестиционной стратегии в отрасли. По мнению Аркадия Дворковича, необходимо подумать о более решительном применении ГЧП в отрасли (особенно при финансировании сооружения рыборазводных заводов).
Первый замминистра сельского хозяйства Игорь Манылов мужественно отстаивал необходимость отраслевой ФЦП и пообещал к 1 ноября подготовить такой вариант, который будет подогнан под лекала Минфина. Задача у министерства – не из лёгких.
Вторая новость была неинтересной. Конечно, выступление руководителя ФАС Игоря Артемьева было захватывающим (как практически все его выступления о рыбной отрасли за последний год). Экспрессия и напор напомнили речи трибунов Великой Французской революции. Те тоже выступали за светлые идеалы Свободы, Равенства и Братства, которые почему-то закончились гильотиной. В своём выступлении Игорь Юрьевич выступал за светлые идеалы Конкуренции, но закончил почему-то предложением ввести аукционы на продажу квот на добычу водных биоресурсов.
В докладе ФАС были обнажены некоторые действительные проблемы рыболовного законодательства – спору нет. Но слишком непреклонный упор на эксгумацию аукционной продажи квот помешал услышать эти предложения. А ведь некоторые «болевые точки» Артемьев обозначил точно. Но этого мало – нужен курс лечения.
«Исторический принцип» постепенно исчерпал себя» – вот суть яркой презентации, с которой выступил руководитель антимонопольного ведомства. Впрочем, сразу обнаружив несогласных даже в не очень многочисленном круге участников заседания. Замруководителя Росрыболовства Василий Соколов предложил альтернативный взгляд на состояние дел в отрасли, а президент ВАРПЭ Александр Фомин в весьма эмоциональной манере вступил в полемику с Игорем Артемьевым. Весьма трезвый и объективный взгляд на предложения ФАС высказала и депутат Госдумы Эльмира Глубоковская. Одним словом, грозила разгореться нешуточная полемика, но Аркадий Дворкович её быстро пресёк.
По мнению вице-премьера, в докладе ФАС затронут сложный вопрос:«Нет простого варианта, связанного с отказом от «исторического принципа». Но нужны ответы на важные вопросы: как осуществляется вход в отрасль? в каком объёме и в какой пропорции существуют барьеры входа в отрасль? Для того, чтобы ответить на этот вопрос стоит выслушать мнения отраслевых объединений, региональных администраций и обеих палат Федерального собрания.
Если коротко, Дворкович предложил сделать фундаментальный экономический анализ отрасли. «Барьер входа» – это одно из базовых экономических понятий, и этот барьер существует во всех отраслях – тем более, в природных. К сожалению, в подготовленных ФАС к заседанию Правительственной комиссии материалах об этом не было сказано.
Предполагаю, что на следующей неделе на заседании Экспертного совета по развитию конкуренции в рыбохозяйственном комплексе обсуждение этой темы продолжится. Игорь Артемьев пообещал, что экспертный совет – это не декоративная, а всамделишная площадка для дискуссий.
Так что, по "историческому принципу" пока не прозвенел колокол. Но ФАС не намерена отступать.