?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

КАК ЗАЩИЩАЮТ КАЧЕСТВО ПРОДУКЦИИ В США?
german_zverev
Система технического регулирования и стандартизации США имеет существенные отличия от аналогичных систем, функционирующих в различных странах мира.
Центральное место среди нормативных актов, регулирующих вопросы стандартизации в США и во многом определяющих специфику данной системы, является Акт «О продвижении и передаче национальных технологий» (National Technology Transfer and Advancement Act., 15 U.S.A. §3701 et seq., 1996). В соответствие с данным законом федеральные агентства при определении технического регулирования в отношении того или иного товара, работы и услуги должны руководствоваться добровольными стандартами (voluntary consensus standards), разработанными на основе консенсуса частными отраслевыми институтами стандартизации при участии в обсуждении всех заинтересованных лиц, включая производителей товаров, потребителей в лице соответствующих объединений и органов государственной власти. Помимо добровольных существуют и правительственные стандарты (government-unique standards), которые могут приниматься только случае невозможности адаптировать аналогичный добровольный стандарт либо в интересах обеспечения обороны и безопасности государства.
Фактически в США действует принцип государственно-частного партнерства в области стандартизации. Президент Джордж Буш в 1998 году обязал все федеральные ведомства ежегодно информировать Административно-бюджетное управление Президента США о разработанных правительственных стандартах и трансформации ранее принятых правительственных стандартов в стандарты, разработанные на основе консенсуса (OMB Circular A-119 Federal Participation in the Development and Use of Voluntary Consensus Standards and Conformity Assessment Activities, FR, Vol,63, No.33).
Подчеркну, что для пищевой отрасли действует Акт «О безопасности потребительских товаров». Так, для понимания, толщиной в 4 тысячи страниц!
Американцы понимают под стандартом правила, условия и характеристики (спецификации) продукции, используемые при её производстве материалы, а также иные характеристики, определяющие процесс производства и контроль его качества. Законодательство США не содержит специфического понятия «технический регламент» (regulations, regulatory standards). Этому термину соответствуют стандарты, разработанные государственными органами (government-unique standards), добровольные стандарты, принятые в установленном порядке в качестве обязательных (mandatory standards), а также отдельные требования, законодательно устанавливаемые регулирующим органом в отношении отдельных актов процедуры оценки соответствия товара требованиям стандарта (conformity assessment requirements).
И всё же центральное место в системе стандартов США занимают добровольные стандарты (voluntary consensus standards). Такие стандарты разрабатываются по заказу производителей товаров (или их объединений), государственных органов власти, органов власти штатов и других заинтересованных лиц. Координирует процесс разработки стандарта Национальный институт стандартов (American National Standards Institute – ANSI), а непосредственной разработкой стандартов занимается один из частных органов стандартизации (Standards Developing Organization – SDO), аккредитованный ANSI.
Всякий, кто намерен разработать стандарт, направляет в ANSI уведомление о начале разработке стандарта (Project Initiation Notification). После разработки стандарта происходит процедура его публичного обсуждения всеми заинтересованными лицами, в ходе которой разработчик обязан подготовить ответ на каждое из поступивших замечаний. После этого текст стандарта вносится на утверждение SDO, а окончательное решение о признании разработанного стандарта американским национальным стандартом принимает ANSI. Если разработанный и принятый SDO стандарт не проходит утверждения ANSI, он признаётся отраслевым стандартом, имеющим узкое (иногда – в пределах одной компании-производителя) применение. Такие стандарты называются de facto standards.
С недавних пор в США стали популярны стандарты, разрабатываемые консорциумами производителей товаров в целях оперативной стандартизации продукции – особенно в инновационных секторах (Wi-Fi и WAP, разработанные альянсом Ericsson, Nokia и Motorola). Все упомянутые стандарты являются добровольными.
Добровольный стандарт (национальный или отраслевой) может стать обязательным (mandatory standards) в случае его принятия в качестве такового уполномоченным органом на уровне штата или национальном уровне. Всё происходит либо путём издания отдельного нормативного акта, либо путём интеграции положений стандарта в действующее правовое регулирование. Статус обязательного стандарт приобретает с момента его публикации в Федеральном регистре (Federal Register).
В соответствие с Актом об административных процедурах принятию обязательного стандарта на уровне органа государственной власти также предшествует его публичное обсуждение в течение 30 – 45 дней предварительно опубликованного принимаемого обязательного стандарта (исключение – стандарты в оборонной сфере).
Если принятие добровольного стандарта в качестве обязательного может оказать влияние на экономику, которое может превысить 100 миллионов долларов США, процедуре принятия стандарта в качестве обязательного предшествует предварительное уведомление Административно-бюджетного управления США. В этом случае происходит оценка регулирующего воздействия предлагаемого стандарта. Административно-бюджетное управление США осуществляет повторное публичное обсуждение стандарта, выявляет противоречия стандарта действующим стандартам либо международным обязательствам США. В этом случае публикация стандарта в Федеральном регистре допустима только после одобрения Административно-бюджетного управления США.
В настоящее время полномочия по принятию обязательных стандартов предоставлены нескольким ведомствам: Комиссия по безопасности потребительских товаров (CPSC), Администрация по пищевым и лекарственным средствам (FDA), Администрация по охране техники безопасности и здоровья (OCHA).
Кроме обязательных стандартом, напомню, существуют «правительственные стандарты» (government-unique standards) – стандарты, разработанные органами государственной власти и определяющие специфические требования к товарам, производимым и поставляемым для государственных нужд. В настоящее время количество таких стандартов снижается, их место занимают стандарты, разработанные добровольно на основе консенсуса. В соответствие с докладом Национального института стандартов и технологии (NIST) в США действует всего 46 правительственных стандартов.
Серьёзным игроком в сфере технического регулирования являются штаты. В соответствие с Обзором мер торговой политики США обязательные стандарты, принимаемые на уровне штатов, составляют 40% от общего количества таких стандартов, уведомление о принятии которых было направлено США в рамках процедур ВТО.
Чтобы не было иллюзий уточню: несмотря на отдаваемый приоритет стандартам, разрабатываемым негосударственными структурами, государственные органы принимают активное участие в деятельности по стандартизации. По данным NIST свыше 4 тысяч государственных служащих занимаются разработкой или пересмотром стандартов.
В США сложилась любопытная система органов стандартизации, состоящая из государственных органов, ANSI и SDO. Всю работу координирует Национальный институт стандартов и технологий (NIST) – федеральное агентство в составе Министерства торговли США. NIST взаимодействует с органами добровольной сертификации при разработке стандартов, координирует их деятельность, участвует от имени США в разработке стандартов, оценке соответствия товаров, работ или услуг требованиям стандартов. Для этого в составе института действует шесть испытательных лабораторий. Кроме Национального института стандартов и технологий контрольно-регулятивные функции в области стандартизации осуществляет Американская комиссия по безопасности потребительских товаров, Администрация по пищевым товарам и лекарственным средствам, Национальная администрация по безопасности движения автомобильного транспорта и Администрация по охране технике безопасности и здоровья.
Среди негосударственных органов главенствует Американский институт стандартизации (ANSI) – негосударственная некоммерческая организация, являющаяся координатором и администратором частного сектора системы добровольной сертификации в США. ANSI аккредитует организации, разрабатывающие стандарты и осуществляющие оценку соответствия, разрабатывает основополагающие требования (Essential Requirements), предъявляемые к организациям для прохождения процедуры аккредитации, осуществляет учёт принимаемых стандартов и информационную поддержку по вопросам стандартизации, представляет США в ISO и IES, участвует в разработке международных стандартов. Можно назвать ANSI «зонтичной» организацией для всех негосударственных организаций, разрабатывающих стандарты в США.
Непосредственной разработкой стандартов на территории США занимаются специализированные органы по разработке стандартов (SDO), аккредитованные ANSI. Их можно разделить на пять категорий: 1) технические и профессиональные сообщества (Национальный санитарный фонд, NSF); отраслевые ассоциации (Национальная ассоциация производителей электроники, NEMA); организации, специализирующие на разработке стандартов (Американское общество по испытанию материалов, ASTM); организации, разрабатывающие стандарты исключительно в сфере строительства, проектирования и контроля качества производства данных работ (Международный совет по нормам и правилам, ICC); консорциумы – объединения, создаваемые крупными корпорациями для разработки стандартов в новых, динамично развивающихся отраслях. Сейчас в США свыше 600 таких организаций, однако 90% всех принимаемых стандартов приходится на 19 SDO (3%). Ведущие позиции занимают Американское общество по испытанию материалов, Американское общество инженеров машиностроения и Национальная противопожарная ассоциация.
Гарантией соблюдения требований стандартов является система оценки соответствия продукции, работ и услуг. Как эта работа налажена в США?
Прежде всего, отмечу, что в США существуют следующие способы подтверждения соответствия: подтверждение соответствия, инспекция, отбор образцов и их тестирование лабораториями, сертификация, оценка и регистрация системы управления качеством.
В США отсутствует централизованная система органов, осуществляющих оценку соответствия. Отбор образцов и тестирование продукции может производиться как государственными лабораториями (лабораториями, аккредитованными государственными органами, например EPA – Агентством по защите окружающей среды), так и частными лабораториями, созданными при органах сертификации или объединениями товаропроизводителей.
Аккредитация лабораторий происходит на нескольких уровнях. На федеральном уровне действует Национальная программа по добровольной аккредитации лабораторий (NVLAP), в рамках которой осуществляется основная работа по государственной аккредитации лабораторий. В отношении некоторых категорий товаров (медицинские товары, товары для нужд Министерства обороны) существует система тестирования в лабораториях, созданных при ведомствах. Таким образом, при поставке товаров для другого покупателя такая продукция должная проходить процедуру повторной сертификации.
Основным видом сертификации является сертификация уполномоченными органами (third party certification), которая распределена на три уровня: частные сертифицирующие органы (программы), федеральная сертификация и сертификация на уровне штата.
Частные органы по сертификации образуются при профессиональных и технических сообществах (например, при Американской ассоциации дантистов – ADA), торговых объединениях (например, при Альянсе производителей домашних электроприборов – AHAM), обществах по защите прав потребителей (например, при журнале Good Housekeeping), а также путём сотрудничества между государственными служащими специализированных ведомств и отраслевыми объединениями курируемой отрасли (например, The Building Officials and Code Administration International). Большим авторитетом среди потребителей США пользуются товары, прошедшие сертификацию в независимых центрах сертификации, наиболее авторитетными из которых являются Лаборатория по технике безопасности (Underwriters Laboratories) и Корпорация по взаимным исследованиям производственных предприятий (The Factory Mutual Research Corporation).
Федеральные программы по сертификации сконцентрированы на сертификации по трём основным параметрам:
- сертификация продукции, способной оказать прямое воздействие на здоровье и безопасность граждан (сертификация лекарственных препаратов и медицинского оборудования, осуществляемая FDA; сертификация самолётов и их узловых компонентов, осуществляемая Федеральной авиационной администрацией – FAA);
- сертификация образцов продукции и производств, заменяющие сплошной контроль всей производимой продукции (например, программа Министерства обороны «Квалифицированный список продукции» - Qualified Products Listing);
- оценка качества и условий производства до поступления продукции в торговлю (например, применяется Министерством сельского хозяйства для оценки качества мясной продукции).
Система сертификации на уровне штатов также имеет разнообразную структуру. Часть полномочий по сертификации передаётся штатам федеральными органами (например, функции по сертификации мясной продукции). Кроме этого, штаты имеют полномочия по организации сертификации продукции, имеющей стратегическое значение для штата (для Калифорнии и Флориды – цитрусовые, для Небраски – сельскохозяйственная техника). Штаты также организуют самостоятельную сертификацию продукции, приобретаемой ими для собственных нужд.
Соблюдение стандартов обеспечивается жёсткими мерами ответственности производителей и органов стандартизации и сертификации. С производителей помимо административных штрафов и убытков, причинённых некачественным товаром, судом в доход государства могут быть взысканы штрафные убытки (punitive damages), имеющие цель предотвратить нарушения в будущем. Причём суммы таких убытков достигают сотен миллионов долларов. Органы стандартизации и сертификации, допустившие выпуск в оборот некачественной продукции, могут быт также привлечены к ответственности за допущенную небрежность и халатность (например, прецедент Snyder Vs. American Association of Blood Banks, в котором пациент взыскал с Ассоциации 11 млн. долларов за то, что заразился СПИД в результате переливания крови, которая прошла тестирование в лаборатории Ассоциации).
Таким образом, в США создана достаточно эффективная система технического регулирования, которая предусматривает полноценное участие бизнеса в обеспечении качества и безопасности продукции. Важной характеристикой американского технического регулирования является открытая процедура разработки и утверждения стандартов, в России большинство технических регламентов готовятся в ведомствах и процедура учёта замечаний профессионального сообщества превращена в фикцию. Мнение потребителей вообще не «оцифровывается» в форме дополнений и возражений к проектам техрегламентов. Ещё одно отличие России: в российском законодательстве отсутствует ответственность юридических лиц, поэтому многомиллионные штрафы как регулятор качества продукции у нас невозможны.
Однако многое из американского опыта может быть востребовано, например, работа отраслевых ассоциаций по созданию стандартов качества и безопасности продукции.

ГДЕ В РОССИИ ВЫРАЩИВАЮТ СЁМГУ?
german_zverev
На выходных поехал посмотреть на первую (и пока единственную в России) ферму по выращиванию сёмги. Находится она неподалёку от Мурманска: сорок минут по раскисшей от тающего снега и раздолбанной дороге до посёлка Ура-Губа, к причалу. На безлюдном причале прапорщик-пограничник, напоминая повадкой капитана Алёхина («В августе 44-го…»), изучающего документы немецких диверсантов, прочитал паспорт и сверил фотографию. А дальше, мимо нескольких проржавевших рыболовных судёнышек, на маленьком катере, до острова Еретик. Минут двадцать по широкому рукаву, протягивающемуся в Баренцево море, мимо военного посёлка Видяево, и мы входим в узкий фьорд.
Я никогда в жизни не видел фермы по разведению сёмги. В общем-то и любой другой фермы по разведению рыбы не видел. Поэтому посмотреть хотелось. Ферма – это баржа, от которой – как от электростанции провода – проведены шланги к садкам. Садок представляет собой сплетённый из сетей и пластикового контура конус, погружённый в воду. По всему диаметру надводной части конуса (она поднимается над водой примерно на метр) проходит узкий приступок – рабочее место рыбовода. В течение всего дня бригада рыбоводов из трёх человек (один – за штурвалов лодки, двое работают с сачками) несколько раз обследует каждый садок. На мурманской ферме, которая в мае прошлого года основана компанией «Русское море – Аквакультура», восемь садков. Каждый из них (кроме двух пустых – они предназначены для рассортировки) требует постоянного внимания.
За полтора часа бригада насобирала полмешка (килограмм на 15) повреждённой и смулой рыбы. Рыбоводы говорят, что двадцать процентов от закладки в течение двух-трёх лет (пока рыба растёт) погибает. На барже есть ветеринарная комната, в которой можно быстро сделать тесты, но для серьёзных лабораторных анализов образцы сёмги везут в Москву. Руководство очень трясётся по этому поводу, потому что «чилийский кошмар» до сих пор приходит по ночам многим аквакультурщикам. Пять лет назад в Чили вирус буквально за несколько недель выкосил поголовье сёмги: осталось менее 70 тысяч тонн из 300 тысяч. Гибнет рыба не только от болезней, но и от усталости, от нехватки жизненной силы. Когда в погоню за мойвой к берегу подплывают тюлени, рыбоводы включают сонары и отгоняют тюленей. Не только из-за того, что они могут порвать садок – рыба сильно тревожится от присутствия хищника, беспокоится, повреждается.
Баржа – это плавучий дом и плавучий склад. Здесь живут и работают вахтовым методов бригады рыбоводов. В смене 4 – 5 человек. На мостике, где у рыболовного судна капитанская рубка, здесь – на барже – находится пульт управления фермой. Несколько компьютеров и экраны, на которые выведены видеокамеры. Видеокамеры установлены в каждом садке и с их помощью ведётся наблюдение за рыбой. Здесь же температурные датчики и система управления питанием.
Питание у сёмги трехразовое: почти половина корма утром, вторая половина делится на две части – в 13 часов и вечером. Кстати, одна из задач рыбоводов контролировать рыбий аппетит. Осматривая садки, они оценивают поведение рыбы: если корма не осталось – значит нужно подправить систему и увеличить рацион. Если они обнаруживают остатки корма, который забивается в сетку, - значит нужно рыбу посадить на диету.
Не перескажешь всего, что узнал на первой российской ферме по производству сёмги. И как норвежский живорыбный корабль вёз им малька, а норвежская команда выключила на радио звук, села у телевизора и прослушала запрос российских наблюдателей – ещё чуть-чуть и команда «Огонь на поражение» могла пустить на дно будущее российской аквакультуры. И как зимой откалывали обледенение на садках, пробовали всё – черенки от лопаты, киянки, но лучше всего подошла бейсбольная бита (скупили весь запас в мурманских магазинах спортинвентаря). Покупала биты главный рыбовод компании – изящная и симпатичная женщина, и когда она соседу по очереди на его вопрос «Зачем вам биты?» честно ответила «Для бизнеса» - он очень смутился почему-то.
Из этих маленьких деталей складывается большая проблема – проблема российской аквакультуры. Сейчас в правительственных кругах модно рассуждать на эту тему. Часто люди во власти просто не понимают тему.
Вот, например, история с разведением сёмги. Норвежцы выращивают миллион тонн в год, а почему бы и нам не выращивать столько же? Рыбоводы, которые работают на первой российской ферме по выращиванию сёмги, сомневаются в реалистичности таких заявлений. «У норвежцев тёплый Гольфстрим обнимает их фьорды, а до нас он едва дотягивается, - рассказал мне заместитель директора «Русского моря – Аквакультура» Анатолий Леонтьев. – Нам норвежцы жаловались, что у них аж две недели сильные холода, а у нас как в декабре ударили морозы, так до середины февраля и стояли. Глыбы льда намораживались на садках и если их не откалывать, то садки под тяжестью льда просто схлопнулись бы».
Климатическая разница – не единственное, что отличает русскую лососёвую аквакультуру от норвежской. Поэтому директор компании «Русское море – Аквакультура» Инна Гольфанд вечером за чаем набросала схему российского рынка. Сейчас ёмкость российского рынка составляет примерно 200 тысяч тонн и рынок создан почти на ровном месте Норвежским комитетом по рыбе. Всего десять лет назад весь российский рынок охлаждённой лососёвой продукции был почти в семь раз меньше: с 2004 года импорт охлаждённого лосося в Россию вырос с 28 тысяч тонн до 180 тысяч тонн. Плюс работают наши предприятия: товарной сёмги на рынке пока нет, а товарная форель уже имеется. Из разговоров со специалистами я сделал вывод, что в пятилетней перспективе российское производство лосося (сёмга плюс форель) можно вывести на уровень 35 – 40 тысяч тонн. Планировать выращивание миллиона тонн лосося – пустые разговоры.
И всё-таки несмотря на существенную разницу природно-климатических и экономических условий России и Норвегии российская аквакультура скорее выберет «норвежский путь развития». Есть и второй – «китайский путь развития». В чистом «неразбавленном» виде они существуют только в Норвегии и Китае, а в других странах – национальные отличия. Но есть главное стержневое несходство этих двух стратегий.
В Норвегии в рыбоводстве занято 5 миллионов человек, которые выращивают 1 миллион тонн рыбы. В Китае в рыбоводстве занято 5 миллионов человек, которые выращивают 32 миллиона тонн рыбы. Один норвежский рыбовод выращивает почти 200 тонн рыбы в год, один китайский рыбовод выращивает чуть больше 6 тонн рыбы в год. В этом разница. Когда на совещаниях по развитию акакультуры приводят в пример Китай, то забывают об одном – где нам взять столько людей?
Аквакультура состоит из трёх разновидностей: индустриальное рыбоводство (сейчас в России оно производит около 20 тысяч тонн), прудовое рыбоводство (в России примерно 130 тысяч тонн) и пастбищное рыбоводство (в России оно даёт 8 тысяч тонн). Потенциал роста по каждому из этих видов разный. Для индустриального рыбоводства можно планировать рост объёмов производства в два – три раза в течение пяти лет, для прудового рыбоводства – не более чем в два раза за тот же период, а вот пастбищное рыбоводство способно вырасти в десять раз за тот же самый период. Кстати, именно пастбищное рыбоводство больше всего нуждается в законодательной инфраструктуре. Для фермы по производству сёмги, для прудового хозяйства по выращиванию карпа закон «Об аквакультуре» важен, но для лососёвого рыбоводного завода в том же Мурманске или на Сахалине этот закон – жизненно необходим, без этого закона пастбищное рыбоводство в России не возникнет как экономический уклад.
…На берегу в паре миль от лососёвой фермы осклизло-зелёный бревенчатый причал. Дальше, на взгорок – брошенный посёлок Порт Владимир. Некоторые дома обшарпанные, покорёженные, слепые, с выбитыми окнами, а есть и целёхонькие. Впечатление такое, будто только вчера люди ушли: всё бросили и ушли. И совсем рядом – новенькая чистая баржа, современное оборудование и ощущение новой жизни.

РЫБА В РОССИИ
german_zverev
Готовим аналитический материал об основных сегментах рыбного рынка в России и за рубежом. Кое-какие данные по рынку сельди уже публиковал. Сейчас общая картинка по рынку минтая. Добываем 1,6 млн. тонн. На внутренний рынок уходит 370 тысяч тонн, обеспечивая среднедушевое потребление минтая около 3 килограммов на душу населения. Среднедушевое потребление сельди в России - между 4 и 4,5 килограммами на душу населения. В советское время ёмкость внутреннего рынка для минтая была выше: 1) население СССР - 250 миллионов человек, население Российской Федерации - 145 миллионов человек; 2) звероводческие хозяйства, которые потребляли свыше 300 тысяч тонн минтая в год, в современной России отсутствуют; 3) численность людей в Вооружённых Силах и пенитенциарных учреждениях в СССР составляла свыше 5 миллионов человек, а туда очень много минтая шло; 4) рыба дотировалась из государственного бюджета, поэтому её цена в магазинах и столовых была куда ниже, чем цена мяса, а значит покупали охотнее; 5) объём производства и импорта мяса в СССР не позволял удовлетворить потребность в мясе (среднедушевое потребление мяса в СССР не превышало 60 килограмм на душу населения, а в современной России - свыше 90 килограммов на душу населеления), у многих советских граждан просто не было выбора - поэтому и покупали рыбу. Все перечисленные факторы сейчас отсутствуют, поэтому среднедушевое потребление минтая в России примерно вдвое ниже, чем в СССР. Интересно, что среднедушевое потребление минтая в России вдвое выше, чем в США, и выше, чем в Европе. Больше нас - в расчёте на душу населения - едят минтай только в Японии и Корее. Сравнивать потребление рыбы (и в абсолютных цифрах, и в структуре) в России и Японии - значит заведомо искажать жизнь. Впрочем, любой желающий имеет возможность купить минтай в любом виде.