Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

"СОБАКА СЛЕД НЕ БЕРЁТ"? ФАС О ЦЕНООБРАЗОВАНИИ В РОЗНИЧНОЙ ТОРГОВЛЕ

Продолжаем штудировать доклад Федеральной антимонопольной службы «Анализ формирования оптовой цены рыбной продукции, наценки посредников и розничной торговли, а также стоимости транспортно-логистических услуг».
Доклад, над подготовкой которого ФАС работала долгие девять месяцев.
На странице 3 – 4 доклада рассказывается, каким титаническим был труд.
«При подготовке доклада использовалась следующая методика исследования: Федеральной антимонопольной службой были сделаны запросы в рыбодобывающие компании об объёмах вылова указанных видов рыбной продукции, первичной переработке, а также о покупателях данной продукции. Одновременно были сделаны запросы в крупнейшие торговые сети о предоставлении информации по объёмам продаж, закупочным и розничным ценам таких же видов рыбной продукции, и о предоставлении информации по поставщикам указанной продукции в торговые сети».
Методология выглядит солидно несмотря на терминологические ляпы про вылавливаемую рыбную продукцию.
Наверное, эксперты ФАС, предполагают, что филе минтая, сельдь в пресервах и консервы из горбуши вылавливают сетями?
Им невдомёк, что вылавливают водные биоресурсы, а уже добытый улов используется для производства продукции?
Ну да ладно. Зато цифр в докладе много. Понятно, что для такой масштабной работы девять месяцев кажутся вполне разумным сроком. Однако на страницах 15 и 16 вдруг обнаруживаем цифры, которые обескураживают. На указанных страницах эксперты ФАС приводят таблицу «Средневзвешенная цена реализации рыбной продукции рыбодобывающими компаниями, руб/кг».
Вы, наверное, ждёте большой таблицы с указанием многих наименований видов водных биоресурсов и полной оценки рыбного рынка?
Но нет. Эксперты ФАС делают свои выводы, изучив цены на совсем крохотном сегменте рынка. Они изучили отпускные цены на 75 тысяч тонн минтаевой продукции, 2 тысячи тонн продукции из пикши, 79 тысяч тонн из сельди, 10 тысяч тонн продукции из трески и 7,8 тысяч тонн продукции из горбуши.
173 тысячи тонн. Чуть больше 5% общего объёма продукции.
Причем для выводов относительно ценообразования на рынке продукции из горбуши экспертам ФАС оказалось достаточно проанализировать цены на 0,06% объёма произведённой продукции.
В тексте исследования отсутствуют указания на использование весовых коэффициентов, посредством которых эксперты ФАС преобразовывали выборочные данные в оценку всей генеральной совокупности.
Таким образом, исследование ФАС полностью опровергает полезность биржевых торгов, рекламируемых ФАС. Поясню свою мысль.
Биржевые торги – это способ установления цены посредством проведения торговых сделок для реализации ВСЕЙ производимой продукции. Именно за счёт вовлечения в режим биржевых торгов всего объёма продукции исчезает основа для индикативного ценообразования по отдельным ценовым маркерам. Однако в собственном исследовании выводы касательно ценообразования на рыбопродукцию эксперты ФАС делают именно на основании индикативного ценообразования.
А как иначе можно назвать метод, основанный не на анализе всей генеральной совокупности данных, а на анализе всего лишь 5 – 6% общих данных?
Что это означает? Одно из двух:
либо метод выявления цены на основании ограниченного количества данных обоснован – в таком случае нет необходимости и в биржевых торгах, ведь реальная цена может быть выявлена и на основании сделок в отношении всего лишь 5 – 6% продукции;
либо метод выявления цены на основании ограниченного количества данных не обоснован – в таком случае весь доклад ФАС следует выбросить в корзину как необъективный и неполный.
А пытаться вместить в один документ две взаимоисключающие теоретические конструкции – как минимум не научно, а как максимум – близко к состоянию шизофрении.
Доклад ФАС напомнил мне выражение из фильмов про милицию:«Собака след не берёт!»
А какое ещё выражение приходит на ум при чтении страницы 33:«Одной из специфик розничной торговли продовольственными товарами, является то, что торговая сеть, оперируя значительным объёмом спроса на конкретный вид продукции, в частности рыбу, нуждается в предложении, которое один поставщик реализовать не может, как результат торговая сеть взаимодействует с двумя и более поставщиками. При этом, фактически любая закупаемая указанным способом продукция, поставляется в распределительный центр торговой сети, где в дальнейшем, фасуется и перенаправляется в конкретные торговые объекты, уже не имея маркировки. Так, совокупность указанных факторов не позволяет определить закупочную стоимость товара, который уже находится «на полке» или следует в конкретный торговый объект».
Вот так! Приехали!
ФАС не может оценить закупочную цену в торговле и соответственно выявить полную торговую наценку. Только в случае, если торговая сеть использует системы ретро-бонусов и вознаграждений за размещение на полке, торговая надбавка к цене товара может быть выявлена. А если этих пунктов в договоре сети с поставщиками нет?
В этом случае ФАС умывает руки и говорит о том, что не имеет возможности «оцифровать» величину денежной надбавки в торговой сети.
Извините, а как же тогда идея прослеживаемости? Ведь новая редакция приказа об оформлении ветеринарных сопроводительных документов как раз основана на идее о том, что каждая партия товара оставляет электронный след.
А сейчас ФАС нам заявляет о том, что след не берёт.
Что получается:
либо ФАС лукавит и просто не хочет детально изучать систему ценообразования на безбрежном пространстве торгового архипелага;
либо т.н. электронная сертификация не работает и не позволяет прослеживать движение каждой партии товара.
О сколько нам открытий чудных ещё готовит ФАС?

МИНСЕЛЬХОЗ ПОДГОТОВИЛ ПРЕДЛОЖЕНИЯ О ВЕТЕРИНАРНОМ МОНИТОРИНГЕ РАЙОНОВ ПРОМЫСЛА

Минсельхоз уведомляет о начале процедуры публичных консультаций по проекту приказа «Об утверждении Порядка осуществления мониторинга ветеринарной безопасности районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов»
Без преувеличения – это исторический момент. По сути, мы вновь на развилке – либо восстановим нормальную систему оформления ветеринарных сопроводительных документов, либо …
Сам текст приказа пока не опубликован на сайте. Рассчитываем, что в документе будут отражены два важных раздела. Назовём их «Процедуры оценки и управления риском в целях определения ветеринарной безопасности районов промысла» и «Объявление районов промысла свободными от болезней».
Раздел «Процедуры оценки и управления риском в целях определения ветеринарной безопасности районов промысла» должен включать последовательное применение процедур оценки и управления риском при контроле ветеринарной безопасности районов промысла в исключительной экономической зоне Российской Федерации, на континентальном шельфе Российской Федерации и в территориальном море Российской Федерации.
Процедура оценки риска должна включать систему постоянного мониторинга районов промысла с целью выявления и описания биологических механизмов, необходимых чтобы произошёл занос опасности в природную среду, и выявления и описания биологических механизмов, необходимых чтобы водные животные могли подвергнуться опасностям, а также в оценке вероятности появления этой подверженности.
Необходимо разработать и включить в качестве Приложения к приказу мониторинг параметров, которые включают количество, время, частоту, длительность подверженности, пути подверженности с учётом количества, видов и других характеристик популяций водных животных, а также наличие потенциальных разносчиков, свойства возбудителя (включая его вирулентность, патогенность и параметры выживания), а также географические факторы (гидрографические сведения, диапазоны температур и водные потоки).
Обязательным элементом раздела «Процедуры оценки и управления риском в целях определения ветеринарной безопасности районов промысла» должно быть применение установленного Ветеринарно-санитарным кодексом водных животных принципом, при котором в случае если никакой существенный риск не выявляется на одном из этапов оценки риска, то процедуру оценки риска следует считать оконченной на этом этапе.
Оценка степени риска должна производиться в форме обобщения результатов всех этапов с целью итогового измерения рисков, связанных с первоначально идентифицируемыми опасностями. В случае если никакой существенный риск не выявлен на одном из этапов оценки риска, обобщение результатов производится на основании результатов исследований на произведённых этапах исследования. Количественная оценка включает все популяции водных животных в конкретном районе промысла. Информация о риске размещается в формате, общедоступном для представителей любительского и промышленного рыболовства, групп по охране дикой природы, групп потребителей, отечественных и зарубежных отраслевых групп. Информация об отсутствии риска публикуется до предоставления пользователям разрешений на вылов и является основанием для выдачи ветеринарного сопроводительного документа о безопасности в ветеринарном отношении улова водных биологических ресурсов
Считаем, что безопасность района промысла в ветеринарном отношении (и улова водных биологических ресурсов) – это отсутствие в районе промысла возбудителей болезней, включённых в список, предусмотренный статьёй 1.3.1 Ветеринарно-санитарного кодекса водных животных. И всё!
Все остальные параметры не могут быть отнесены к показателям ветеринарной безопасности.

ГОТОВАЯ ДЛЯ ВЕТЕРИНАРНОГО КОНТРОЛЯ ПРОДУКЦИЯ

Интересный разговор состоялся в среду, 24 июня в Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Обсуждали возможность внесения изменения в Единый перечень продукции, подлежащей ветеринарному контролю (надзору), утверждённый решением КТС от 18 июня 2010 года №317.
Традиционный спор между Россельхознадзором, с одной стороны, и Роспотребнадзором и Минэкономразвития, с другой стороны, дополняемый взаимным обменом залпами между Национальной мясной ассоциацией и «Рыбным союзом», с одной стороны, и Национальным союзом производителем молока и РСПП, с другой стороны. На этот раз в традиционный – как Столетняя война между Англией и Францией – спор вмешался тяжеловес – министр технического регулирования Евразийского экономического союза Валерий Корешков.
По словам Корешкова, у него сложилось мнение, что в России «каждый (имеется в виду ведомство) докладывает по своему, на решение влияют разные группы, поэтому возникает непонятная ситуация». Представители ЕЭК, а также участвующие по видеоконференции представители Беларуси, Казахстана и Армении наблюдали за дискуссией российских участников совещания с тем же интересом (но и с той же отстранённостью), что и зрители футбольного чемпионата. Им кажется, что российская дискуссия не имеет никакого отношения к регуляторной среде в их странах и к позициям бизнеса в их странах. Серьёзное заблуждение.
Поясню на примере рыбной отрасли. Рыбная отрасль до 2004 года жила и работала без ветеринарного контроля. «Шоковое вживление» ветеринарных требований в нормативную базу рыбной отрасли произошло десять лет назад. И все эти десять лет продолжается противостояние рыбаков и ветеринаров. Острота и неразрешимость конфликта (неразрешимость в рамках действующей ветеринарной регуляторики) признана на самом высшем уровне. И признана официально – в поручении Президента Российской Федерации от 22 декабря 2013 года №3009.
А теперь неразрешимость конфликта признана и на законодательном уровне – путем внесения особых поправок в Закон «О ветеринарии».
Таким образом, установлен, признан и нормативно закреплён факт – действующие нормативные правила ветеринарного контроля (надзора) в рыбной отрасли мешают работе отрасли и должны быть изменены.
Для рыбной отрасли этот факт признали, но для молочной отрасли – нет. И сейчас молочная отрасль повторит весь тот путь, который прошла рыбная отрасль. До вступления в силу поправок в Закон «О ветеринарии» молочная отрасль находилась вне системы ветеринарного контроля так же, как и рыбная отрасль до 2004 года.
После вступления поправок в силу молочная отрасль окажется под «ветеринарным колпаком». Со всеми вытекающими последствиями.
К сожалению, и для рыбной отрасли пока все неприятности не закончились. После вступления поправок в закон «О ветеринарии» в силу вся готовая (переработанная) продукция из водных биоресурсов должна будет сопровождаться ветеринарным сертификатом. Нет, не так – каждая партия готовой (переработанной) продукции из водных биоресурсов должна сопровождаться ветеринарным сертификатом.
Что это означает? Поясню. Сейчас ветеринарный контроль уже применяется к одной и той же партии несколько раз. Этот факт признаёт сам Россельхознадзор. На сайте Управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области указано, что в 2014 году специалисты управления досмотрели свыше 3,7 млн. тонн рыбопродукции. 3,7 млн. тонн. Для справки: общий вылов водных биоресурсов на Дальнем Востоке составил в 2014 году 2,8 млн. тонн, а объём произведённой из них продукции и того меньше – 2,2 млн. тонн. А ведь какой-то объём продукции досмотрели специалисты управления Россельхознадзора по Камчатскому краю. Даже если немного – 200 – 300 тысяч, всё равно выходит, что досмотрено на Дальнем Востоке почти 4 млн. тонн, а всего было продукции произведено 2,2 млн. тонн. Следовательно, одну и ту же продукцию досматривали как минимум два раза.
И что нашли? Из 3,7 млн. тонн досмотренной продукции небезопасной продукцией, подлежащей уничтожению, признаны … 224 тонны. 0,00002% досмотренной продукции.
По результатам досмотра было выдано свыше 32 тысяч документов – ветеринарных сертификатов и сертификатов здоровья. При этом на каждый восьмой выданный документ приходится протокол об административном правонарушении, то барьер при вводе продукции в оборот.
После вступления поправок в закон «О ветеринарии» количество выдаваемых ветеринарных документов увеличится кратно, потому что средний размер партии рыбопродукции между производителем, оптовиком и розницей составляет не десятки тонн, а десятки килограммов.
Не случайно на совещании Валерий Корешков спросил Николая Власова:«Каждая партия подконтрольной продукции должная быть идентифицирована, вы ведь просто так документ выдавать не будете?». «Не будем», - согласился Николай Власов.
Вот и ответ на вопрос – зачем делается ветеринарная сертификация. Этот проект не имеет ничего общего с защитой потребителя от небезопасной продукции. Статистика ветеринарного контроля что в рыбной отрасли, что в молочной подтверждает отсутствие системных угроз для безопасности человека. Поэтому главной целью ветсертификации будут является «прослеживаемость» - это специфическая процедура, наделяющая Россельхознадзор громадной властью над потоками продукции.
Сейчас для ЕЭК главный вопрос – вся ли переработанная продукция должна сопровождаться ветсертификатом или не вся? Минэкономразвития подготовит и направит в ЕЭК предложения по конкретным товарным позициям.
Для нас - это тоже главный вопрос. Потому что статья 2.1 закона о внесении изменений в закон "О ветеринарии" указывает: сопровождаемая ветеринарным сертификатом продукция будет устанавливаться из числа продукции, входящий в Единый перечень, утверждённый решением КТС №317. Следовательно, список сопровождаемой ветсертификатом продукции может быть уже Единого перечня, а в случае внесения изменений в сам перечень, правовые основания для сопровождения ветсертификатом каждой партии готовой (переработанной) продукции будут съёживаться.

РЫБНЫЕ ПОПРАВКИ ВКЛЮЧЕНЫ В ЗАКОН "О ВЕТЕРИНАРИИ"

19 июня Государственная Дума приняла во втором и третьем чтении законопроект № 526047-6 “О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О ветеринарии" и отдельные законодательные акты Российской Федераци”.
Острейшая дискуссия происходила вокруг этого законопроекта более полутора лет, а первые попытки поправить закон регулятор и депутаты предпринимали, начиная с 2012 года. И вот закон принят.
Рыбацкая общественность сохраняет ряд возражений к некоторым формулировкам принятого закона, но в главном мы считаем его принятие – а точнее внесение в него нескольких принципиальных статей - нашим достижением. Какие это статьи?
Первое. В статью 2.3 “Ветеринарные правила организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов” включены следующие пункты:
«1. Перечень подконтрольных товаров, подлежащих сопровождению ветеринарными сопроводительными документами (ветеринарные сертификаты, ветеринарные свидетельства, ветеринарные справки), утверждается федеральным органом исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии из числа товаров, содержащихся в перечне подконтрольных товаров, утвержденном актом, составляющим право Евразийского экономического союза.
2. Порядок назначения лабораторных исследований подконтрольных товаров, в том числе уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них продукции, включая перечень оснований для проведения таких исследований, в целях оформления ветеринарных сопроводительных документов утверждает федеральный орган исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии. Данный порядок должен предусматривать возможность проведения лабораторных исследований лабораториями, испытательными центрами, прошедшими государственную аккредитацию.
3. В случае, если результаты мониторинга ветеринарной безопасности районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов осуществляемого в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, свидетельствуют о соответствии добытых (выловленных) в этих районах водных биологических ресурсов требованиям их безопасности в ветеринарном отношении, ветеринарные сопроводительные документы на такие уловы водных биологических ресурсов оформляются без проведения лабораторных исследований».
Каждый из указанных пунктов важен. Впервые в законе «О ветеринарии» признаются особенности оформления ветеринарных сопроводительных документов на уловы водных биологических ресурсов и производимую из них продукцию и создаётся правовая основа, исключающая тотальные лабораторные исследования в этой сфере. Напомню, что прямые потери рыбопромышленных предприятия из-за этого избыточного барьера превышают 5 млрд. рублей.
Второе. ”Требования статей 21-26 Закона Российской Федерации от 14 мая 1993 года № 4979-I «О ветеринарии» (в редакции настоящего Федерального закона) в части осуществления прав и обязанностей должностных лиц ветеринарной службы и иных специалистов в области ветеринарии, физических лиц и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении деятельности по добыче (вылову) водных биологических ресурсов, переработке, хранению и реализации уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них продукции применяются после утверждения федеральным органом исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии нормативных правовых актов, регулирующих вопросы создания механизмов мониторинга ветеринарной безопасности регионов Российской Федерации и районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов, применения профилей риска для проведения обязательных исследований продукции животного происхождения, в том числе уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них продукции, формирования исчерпывающего перечня оснований для проведения лабораторных исследований продукции животного происхождения, в том числе уловов водных биологических ресурсов и произведенной из них продукции, но не ранее 1 января 2016 года».
В закон в полном объёме внесен пункт, который родился 17 октября прошлого года на совещании у вице-премьера Аркадия Дворковича. Этот пункт, увязывающий в одно логическое единство понятия «ветеринарной безопасности», «профили риска» и «лабораторные исследования», появился после очень долгого и порой очень резкого обсуждения. В нём участвовали Аркадий Дворкович, Андрей Белоусов, руководители Минсельхоза и Россельхознадзора, участвовали две ассоциации – АДМ и ВАРПЭ, участвовал Сергей Подолян. Именно после совещания 17 октября и появилась формулировка, которая в конечном счёте попала в обновлённый закон «О ветеринарии».
Но судьба «рыбных поправок» была негладкой. Когда поправки в закон «О ветеринарии» приняли в первом чтении 24 апреля, этих поправок не было. Россельхознадзор до последнего пытался исключить нормы, создающие особую правовую основу для ветеринарного контроля в рыбной отрасли. К сожалению, депутаты – авторы поправок шли на поводу у Россельхознадзора. «Ветеринарное лобби» пыталось продавить закон, закрепляющий беззаконие в сфере оформления ветеринарных сопроводительных документов на уловы водных биоресурсов и производимую из них продукцию.
В этой ситуации решающую роль сыграли несколько центров влияния. Принципиальную позицию занял Илья Шестаков, высказались руководители некоторых важнейших Комитетов Государственной Думы. Недоумение действиями «ветеринарного лобби» высказывал Юрий Трутнев. Были и другие, кто указал на недопустимость игнорирования специфики рыбного промысла в законе.
Теперь «рыбные поправки» в законе «О ветеринарии» проголосованы и внесены.
Это результат большой и сложной работы, которую рыбацкие объедиения вели несколько лет и решающую роль в успехе которой сыграло поручение Президента Российской Федерации Владимира Путина №3009 от 22 декабря 2013 года.

К ВЕТЕРИНАРНОМУ ПОЕЗДУ ПРИСТЯГНУЛИ ПОСЛЕДНИЙ ВАГОН

За пять дней до предполагаемого рассмотрения поправок в закон Российской Федерации «О ветеринарии» - закон предполагают рассмотреть во втором и третьем чтении завтра, 10 июня – Минсельхоз наконец-то предложил несколько поправок, учитывающих особенности ветеринарного оформления уловов водных биоресурсов и производимой из них продукции.
В пятницу после длительного «мозгового штурма» предложены следующие поправки.
Статья 2.3 «Ветеринарные правила организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов» дополнена следующим пунктом:«В случае, если результаты мониторинга ветеринарной безопасности районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов, осуществляемого в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, свидетельствует о соответствии добытых в этих районах водных биологических ресурсов требованиям их безопасности в ветеринарном отношении, ветеринарные сопроводительные документы на такие уловы водных биологических ресурсов оформляются без проведения лабораторных исследований».
С таким усечённым вариантом мы согласиться не можем, потому что считаем, что на безопасные в ветеринарном отношении уловы водных биологических ресурсов ветеринарно-сопроводительные документы должны оформляться без проведения ветеринарно-санитарной экспертизы.
Лабораторные исследования – это только один из способов проведения процедуры, с помощью которой выявляются наличие в уловах возбудителей ветеринарных болезней. В соответствие со статьей 1.4.6. Кодекса здоровья водных животных:«Если не указано обратное в соответствующей главе о болезни, страна, зона или компартмент могут быть объявлены свободными от болезней без осуществления программы специфического надзора за патогенами на официальном уровне, если: никогда не сообщалось о подтверждённом возникновении болезни в официальном порядке или в научной литературе; болезнь не возникала, как минимум, в течение десяти лет».
Кодекс здоровья водных животных вводит специальное понятие «историческая свобода», которое исключает необходимость тестирования образцов, взятых из популяции. Особенность проведения ветеринарно-санитарной экспертизы в России заключается в том, что тестирование осуществляется как в форме лабораторных исследований, так и в форме органолептических осмотров. Следовательно, исключив одни только лабораторные исследования, законодатель не устраняет возможность возникновения избыточного административного барьера в иной форме. Поэтому мы предлагаем заменить слова «без проведения лабораторных исследований» на слова «без проведения ветеринарно-санитарной экспертизы».
Также мы считаем, что само понятие «ветеринарная безопасность уловов водных биологических ресурсов» может быть истолкована (а значит – будет истолкована) Россельхознадзором весьма расширительно. В соответствии с глоссарием Кодекса здоровья водных животных понятие «надзор» означает следующее:«Систематизированная серия исследований в данной популяции водных животных для обнаружения возникновения БОЛЕЗНИ». Понятие «болезнь» тоже ясно и чётко установлено – клиническая или неклиническая инфекция одним или более возбудителем болезней, а перечень болезней содержится в статье 1.3.1. Уже сейчас, при подготовке новой редакции ведомственного приказа «О правилах проведения ветеринарно-санитарной экспертизы морских рыб и икры» представители Россельхознадзора весьма расширительно толкуют основания для назначения ветсанэкспертизы. Предлагаемый законопроект закрепит правовую основу для этого.
Авторы законопроекта считают утешительным призом новую редакцию пункта 3 указанной статьи, согласно, которому «аттестованные в установленном порядке специалисты в области ветеринарии, не являющиеся уполномоченными лицами органов и учреждений, входящих в систему государственной ветеринарной службы Российской Федерации, могут проводить оформление ветеринарных сопроводительных документов, входящих в перечень подконтрольных товаров, утверждаемый федеральным органом исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии. Уполномоченные лица организаций и индивидуальные предприниматели, являющихся производителями и (или) участниками оборота подконтрольных товаров, могут оформлять ветеринарно-сопроводительные документы в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области нормативно-правового регулирования в ветеринарии, на уловы водных биологических ресурсов до их поступления на переработку и (или) на место проведения ветеринарно-санитарной экспертизы».
Почему-то идеологические союзники Россельхознадзора из числа перерабочиков уверены в том, что предложенная редакция позволит оформлять ветеринарно-сопроводительный документ капитану рыбопромыслового судна. «Надежды юношей питают…».
Или не надежды? А желание любой ценой – даже посредством маленьких хитростей – протащить поправки в закон «О ветеринарии»?
Никогда и ни при каких условиях капитан рыбопромыслового судна не сможет стать «аттестованным в установленном порядке специалистом в области ветеринарии». Если же законодатель всерьёз намерен предоставить такую возможность капитану судна, давайте так и напишем. Подобный порядок введён в Евросоюзе: согласно приложению VI к Регламенту Евросоюза №854/2004 «Особые правила организации официального контроля над продукцией животного происхождения, предназначенной для потребления человеком в пищу» «в отношении рыбоперерабатывающего судна, компетентный орган может уполномочивать капитана или другое лицо командного состава подписывать ветеринарный сертификат».
Обратите внимание, что в европейском регламенте нет никаких хитрых «замутов» про аттестованного специалиста, а сказано просто – разрешить капитану. И ещё – капитан (или лицо из командного состава) вправе подтверждать сертификатом ПЕРЕРАБОТАННУЮ продукцию.
И вот здесь мы походим к главному. Краеугольный камень поправок, тот, самый, ради которого они и затевались, остался незыблемым. Продукция животного происхождения, подвергнутая тепловой или иной обработке, вталкивается под ветеринарный контроль вопреки статье 30 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции».
Напомню полное название законопроекта, если кто-то запамятовал – «О внесении изменений в Закон Российской Федерации от 14 мая 1003 года №4979-1 «О ветеринарии» и статью 36 Федерального закона от 14 октября 2014 года №307 – ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и отдельные законодательные акты Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с уточнением полномочий государственных и муниципальных органов в части осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».
Вот ради чего и делаются поправки! Ради того, чтобы огромная машина получила на вооружение новое административное оружие для проверок бизнеса.

РОССИЯ И США ГОТОВЯТ СОГЛАШЕНИЕ О БОРЬБЕ С БРАКОНЬЕРСТВОМ

Три дня –с 10 по 12 сентября – во Владивостоке продолжалась кропотливая работа над проектом российско-американского соглашения о противодействии ННН-промыслу. Представительная – аж 18 человек – делегация США во главе с бессменным послом по вопросам рыболовства Дэвидом Болтоном вела переговоры с российской делегацией, возглавляемой замруководителя Росрыболовства Василием Соколовым. В соответствие с приказом Росрыболовства в официальный состав российской делегации были включены две ассоциации: Ассоциация добытчиков минтая и Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока.
Дипломатическим форматом для переговоров являлось очередное, 25-е по счёту заседание российско-американского Межправительственного консультативного комитета по рыболовству (МКК). Я не первый раз участвую в заседании комитета и хочу сказать, что в последние лет десять его встречи носили преимущественно ритуальный и бессодержательный характер. Но, начиная с 2013 года, МКК превратился в рабочий штаб по подготовке Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединённых Штатов Америки о сотрудничестве в целях предупреждения, сдерживания и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла живых морских ресурсов (ННН-промысла).
В прошлом году, в декабре американцы предложили вариант такого соглашения в ответ на инициативу России. Американские предложения были рассмотрены в Росрыболовстве и ФСБ и на этом заседании обсуждался российский вариант. Что в «сухом остатке»?
Участники переговоров детально обсудили каждое слово (и каждую запятую) в предлагаемом проекте. Дело в том, что российская сторона предложила детальную процедуру обмена информацией о судах-нарушителях, включая регламент предоставления и рассмотрения такой информации, а также требования к конфиденциальности предоставляемой информации. Любопытные предложения были сделаны и американской стороной в части «вживления» в текст соглашения некоторых норм российско-американского соглашения о взаимной правовой помощи по уголовным делам.
Дело в том, что основную опасность для водных биоресурсов и основной костяк браконьерского флота составляют трансграничные преступные группировки, поэтому так важно на межправительственном уровне тщательно установить механизм взаимодействия двух стран по борьбе с браконьерством.
Хорошая новость – в ходе переговоров все спорные моменты были рассмотрены и обсуждены, а в результате пришли к согласованному пониманию по всем статьям предполагаемого соглашения. Подписали протокол, а проект соглашения сейчас вернётся в ведомства России и США для окончательного согласования. А значит – нельзя исключать, что уже в следующем году Россия и США подпишут соглашение по совместной борьбе с ННН-промыслом.
Думаю, что конструктивный и прагматичный подход наших стран (и наших рыбаков) к очень сложной проблеме – это наглядный пример того, как нужно обсуждать двусторонние вопросы. Не увязывая коренные долгосрочные вопросы, важные для обеих стран, для экономик обеих стран, для бизнеса обеих стран, с политической сиюминутной «текучкой». Возможно, на ход переговоров оказал некоторое воздействие и тот факт, что в состав обеих делегаций входили представители рыбацких ассоциаций России и США. Американские минтайщики и американские краболовы все три дня были за одним столом переговоров, напротив нас, а неприятие браконьерства что у нас, что у американцев одинаковое.
Будем надеяться, что в российских ведомствах не затянут согласование проекта соглашения, а политическое похолодание не помешает нашим правительствам подписать этот документ.

ВЕТЕРИНАРНАЯ НЕДО-ЭЛЕКТРОННАЯ СЕРТИФИКАЦИЯ

Минсельхоз России утвердил 17 июля 2014 года приказ №281 «Об утверждении Правил организации работы по оформлению ветеринарных сопроводительных документов и Порядка оформления ветеринарных сопроводительных документов в электронном виде», а уже 18 июля Минюст России зарегистрировал этот приказ под номером 33161.
Ведомственный приказ появился после того, как 18 июня на совещании в Ставрополе Владимир Путин дал перечень «сельскохозяйственных» поручений. Среди них было и поручение ведомствам разработать изменения в законодательстве, устанавливающие полномочия Минсельхоза по утверждению правил проведения ветеринарно-санитарной экспертизы и порядка выдачи ветеринарных сопроводительных документов. Очень важно, что некоторые представители мясного бизнеса убеждали Владимира Путина главным аргументом – срочно нужна электронная сертификация. Этот механизм позволит обеспечить прослеживаемость пищевой продукции и снимет с бизнеса обременительные платежи за оформление ветеринарных документов в бумажном виде. Глава государства пристрожил чиновников:«Надо ускорить».
Ровно через месяц после ставропольского напутствия Президента приказ о ветеринарной сертификации, наконец, появился. Несмотря на то, что никакие изменения в действующий закон «О ветеринарии» не внесены и, строго говоря, никаких правовых новелл не появилось, Минюст изменил свою позицию. И приказ появился.
Однако вот странность: президента просили дать команду ведомствам и утвердить приказ для того, чтобы ветеринарная сертификация была бесплатной и электронной. Но утверждённый приказ – совсем о другом. Вообще, этот документ кардинально изменился по сравнению с тем документом, который неоднократно рассматривался при проведении процедуры ОРВ (оценки регулирующего воздействия), и который был утверждён в апреле текущего года.
Предыдущая редакция приказа насчитывала 39 страниц, из которых почти половина (16 страниц) касались процедур электронной сертификации. Прежняя версия устанавливала порядок доступа должностных лиц органов ветеринарии, других контрольных органов, собственников подконтрольного товара к ГИС Меркурий и содержала хоть какое-то описание предлагаемой электронной системы. Новая редакция приказа насчитывает 97 страниц и имеет несколько важных отличий.
Во-первых, из новой редакции приказа исчез пункт, который содержался в п.3 прежней редакции:«Оформление и выдача ветеринарных сертификатов осуществляется на безвозмездной основе». Следовательно, все разговоры о бесплатной ветеринарной сертификации останутся пустым звуком.
Во-вторых, из новой редакции приказа исчез пункт, который содержался в п.5 прежней редакции:«Лабораторный контроль осуществляется путём проведения исследований в аккредитованных на эти цели лабораториях в случаях выявления ВИДИМЫХ ОРГАНОЛЕПТИЧЕСКИХ изменений при досмотре перевозимых подконтрольных товаров и исключения заразных болезней животных». Следовательно, лабораторные исследования будут назначаться по решению инспекторов Россельхознадзора без всяких объективных оснований.
В-третьих, из новой редакции приказа полностью исчезли два приложения – «Перечень данных, предоставляемых оператору ГИС Меркурий для оформления ветеринарных сопроводительных документов на подконтрольный товар» и «Перечень данных и сервисных функций ГИС Меркурий, к которым осуществляется доступ». Следовательно, в приказе отсутствуют типы входящей и исходящей информации для системы электронной сертификации, а также процедуры использования электронной системы, а без этих базовых характеристик любая информационная система существует только на бумаге.
В-четвёртых, в новую редакцию приказа добавлены 78 страниц, содержащих формы ветеринарных сопроводительных документов, выдаваемых в бумажном виде (свидетельства, справки и сертификаты). 80% текста приказа посвящены выдаче ветеринарных сопроводительных документов в БУМАЖНОМ виде, а об электронной сертификации речь идёт всего лишь в 5% текста. Любой специалист по управлению и теории систем сделает однозначный вывод: ТАКОЙ приказ нацелен на выдачу ветеринарных сопроводительных документов в бумажной форме, а слова об «электронной сертификации» оставлены только для прикрытия.
Есть все основания полагать, что в соответствие с приказом Минсельхоза от 17 июля 2014 года №281 ветеринарная сертификация не будет бесплатной и не будет электронной.

РОСПОТРЕБНАДЗОР ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ САНИТАРНО-ЭПИДИМЕОЛОГИЧЕСКОГО И ВЕТЕРИНАРНОГО СУВЕРЕНИТЕТА

Давно назревавшее столкновение национальных и наднациональных регуляторов в области контроля качества и безопасности пищевой продукции стало явным и публичным. Накануне Дня России, в который 23 года назад была принята Декларация о суверенитете РСФСР, Роспотребнадзор встал на защиту российского суверенитета в сфере законодательства о качестве и безопасности пищевой продукции.
Еще в феврале прошлого года Геннадий Онищенко на конференции в РСПП высказал скепсис в отношении утраты Россией части национального суверенитета в сфере нормативного регулирования качества и безопасности пищевой продукции. Действительно, одновременное сосуществовование двух регуляторов - ЕЭК и Роспотребнадзор - не могло не разрешиться громким выяснением отношений. Хорошо это или плохо?
В отличие от коллеги - Сергея Гудкова - не вижу никакого трагизма в происходящем. И уже тем более не вижу оснований для реформы российской системы надзора за безопансотью пищевой продукции.
10 июня на видеоконференции в Евразийской экономической комиссии обсуждались вопросы вступления в силу с 1 июля 2013 года Технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» (ТР ТС 021/2011). Роспотребнадзор высказал недоумение по поводу некоторых заявлений директора Департамента санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер ЕЭК - О.В. Арнаутова.
Позиция Роспотребнадзора весьма логична и мотивирована. Она заключается в следующем:
- регистрация производственных объектов по получению непереработанной (сырой) пищевой продукции животного происхождения должна осуществляться органам, уполномоченным осуществлять государственный ветеринарный надзор;
- регистрация производственных объектов, осуществляющих деятельность по переработке непереработанной пищевой продукции, органом уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор.
Роспотребнадзор согласился использованиеи национальных реестров свидетельств о государственной регистрации пищевой продукции для формирования Единых реестров Таможенного союза о государственной регистрации специализированной пищевой продукции и пищевой продукции нового вида. Что здесь абсурдного? Ничего.
Что касается сроков вступления в силу Технического регламента "О безопасности пищевой продукции" в отношении молока и молочной продукции, мяса и мясной продукции, рыбы и рыбной продукции, алкогольной продукции и связанными с ними процессами производства, а также исключении из Единого перечня товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденного Решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2011 года № 317, переработанной пищевой продукции животного происхождения. Этот вопрос непростой. С одной стороны, к некоторым пунктам горизонтального (а не вертикального) техрегламента бизнес не совсем готов. Но если не будет жёстких сроков, бизнес никогда и не подготовится, будет откладывать до бесконечности внедрение систем ХАССП, внедрение стандартов. Поэтому предложение белорусской стороны понятно и мотивировано, но когда-то всё-таки нужно начинать.
Видимо, получится так, что готовящаяся нами конференция по техническому регулированию, которая состоится во Владивостоке в сентябре, превратится в ристалище, на котором обменяются принципиальными возражениями ЕЭК, Роспотребнадзор и Россельхознадзор. Хочу напомнить, что объединённая Европа проходила через это. Громкие заявления еврокоммисаров следовали в ответ на громкие заявления национальных министров. И никто от этого не пугался и не предлагал тут же реформировать национальную систему надзора за безопасностью пищевой продукции.
Это происходило за рубежом, а что у нас? Мы являемся очевидцами уникальной «юридической интерференции». Рождается система регулирования рыбным рынком внутри Таможенного союза, и одновременно – новую реальность создаёт вступление России в ВТО. Наднациональные нормы права вторгаются в нишу национального законодательства, создавая немыслимые ранее комбинации регуляторов рынка. Острые формы носит дискуссия о способах регулирования рыбного рынка. Спорят все: государства – члены Таможенного союза, ведомства, претендующие на роль единоличного регулятора рынка, бизнес-объединения, защищающие свои коммерческие интересы. В этом общем споре важно не потерять главную мысль: каким образом обеспечить здоровое развитие Евразийского рыбного рынка? Вопрос не риторический.
Законодательство Таможенного союза в сфере технического регулирования и санитарного контроля пока противоречиво и «беззубо». Единые санитарные и гигиенические требования Комиссии Таможенного союза (решение №299) не включают единый норматив по содержанию глазури. Через «окно уязвимости» на территорию Российской Федерации поступает рыбопродукция с превышением российского норматива содержания глазури. Порядок применения ветеринарно-санитарных мер при оформлении водных биоресурсов в морских пунктах пропуска (решение №317) размыт и неконкретен, и по этой причине создаёт правовые основания для массовых злоупотреблений. Будет законодательство Таможенного союза меняться или нет? Таков первый вопрос.
Законодательство Таможенного союза, обязательства России при вступлении в ВТО и национальные нормы права – это уже густой «юридический коктейль», а к этому добавилось межведомственное противоборство. В соответствии с правилами ВТО неотъемлемыми элементами системы санитарного контроля являются специальный юридический документ (санитарный сертификат) и специальная процедура исследования процессов производства и продукции (анализ рисков). Насколько возможна национальная система прослеживаемости и подтверждения качества рыбопродукции, основанная на иных принципах? Это второй вопрос.
Пока что национальные отраслевые бизнес-объединения предлагают либо косметическую правку законодательных норм, либо умозрительные общие схемы. Причём и то, и другое зачастую сильно привязано к «административному дизайну» каждого государства в отдельности. Готовы рыбопереработчики Таможенного союза стать самостоятельным игроком и формировать систему регулирования или отдадут судьбу своего бизнеса в руки чиновников? Вот третий вопрос.
Ещё раз убедился в том, что тема очередного Международного конгресса рыбаков "Рыбный рынок Таможенного союза" как нельзя более актуальной.
Надеюсь, что мы станем свидетелями принципиальной и острой полемики между национальными и наднациональными регуляторами. Это гораздо лучше, чем если бы все вопросы регулирования рынка решали - как говорили американцы - "в тесной прокуренной комнате" несколько заинтересованных лиц.

МИНТАЙ И СЛОВОБЛУДИЕ

Нас постоянно упрекают в том, что мы больше половины улова продаём за рубеж. Вроде бы миллионы россиян ждут-не дождутся минтая. Начнём с того, что российский рынок рыбопродукции не очень ёмкий. Доля расходов на покупку рыбопродукции в общих расходах на покупку продуктов питания отстаёт от многих видов продовольствия. Так, по оценкам, приведённым в совместном проекте телекомпании REN TV, аудиторско-консалтинговой компании ФБК и газеты «Ведомости» «Сколько тратит Россия», доля расходов на покупку мяса и мясопродуктов составляет 28,9% общих расходов на покупку продуктов питания, доля расходов на покупку хлеба и хлебопродуктов – 17%, доля расходов на покупку плодоовощной продукции (включая картофель) – 14%, доля расходов на приобретение молока и молокопродуктов – 13,5%, доля расходов на покупку сахара и кондитерских изделий – 8,2%, доля расходов на покупку рыбопродукции – 10%, доля расходов на покупку масложировой продукции – 2,7%. Треть денег, уходящих на покупку продуктов, люди тратят на мясо, а на рыбу - десятину.
Теперь о том, какую рыбу хотят есть у нас в стране. В соответствии с нормативами Госкомтруда СССР, в 1988 году среднедушевое потребление рыбопродукции в Советском Союзе составляло 24,7 килограмма, в том числе потребление минтая – 10 килограмм, сельди тихоокеанской – 3,5 килограмма, трески – 4 килограмма, камбалы – 1 килограмм, леща – 3 килограмма. Историческая память - штука серьёзная. Российский потребитель при среднедушевом потреблении рыбы в 20 – 21 килограмм в год, не готов съедать 10 килограмм минтая в год, потому что у него есть возможность покупать мясо (в 1988 году среднедушевое потребление мяса и мясопродуктов было 52 кг, а в 2011 году - свыше 90 кг), у него есть возможность покупать импортную рыбу.
Поэтому желающих купить минтай хватает на 350 тысяч тонн минтая, а мы вылавливаем 1,6 млн. тонн. Куда остальное?

ПО МОТИВАМ "РЫБНОГО СКАНДАЛА"

Раскручиваемый с января 2013 года "рыбный скандал" в США и ЕС привёл к поиску "волшебной палочки", с помощью которой возможно прекратить такие безобразия. Много разговоров о системе ХАССП, причём большинство людей, использующих этот термин неясно представляют его содержание.
ХАССП – это всего лишь один из кирпичиков в фундаменте. Фундамент – это общие правила обеспечения пищевой безопасности. Эти правила детально прописаны в документах Комиссии Codex Alimentarius. Так называется созданная совместно Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO) группа экспертов, которая работает уже не один десяток лет, обобщает и приводит к единому знаменателю нормы, стандарты и правила в сфере пищевой безопасности.
Эта комиссия издала документ «Системы контроля и сертификации импорта и экспорта пищевых продуктов» (CAC/GL20 – 1995) – «библию» санитарных и ветеринарных врачей во всём мире. Во введении перечислены основные понятия, например, понятие «контроль». «Контроль – это осмотр или изучение пищевых продуктов или систем контроля качества пищевых продуктов, исходных материалов, переработки и распределения, включая исследование продукции в процессе производства и конечной продукции, с целью проверки их соответствия установленным требованиям». Как видите, в основополагающем международном документе нет и речи об отказе от широкой проверки пищевой продукции и её замене исключительно выявлением контрольных точек.
Ещё одна цитата из CAC/GL20 – 1995:«Сертификация – это процедура, посредством которой официальные органы сертификации или официально признанные органы сертификации дают письменное или иное эквивалентное заключение о том, что пищевые продукты или системы контроля качества пищевых продуктов соответствуют предъявляемым требованиям». Итак, понятно: пищевая безопасность – это не только контроль системы качества пищевой продукции, но и самой пищевой продукции. Так вот, ХАССП – это один из (подчёркиваю, один из) нескольких инструментов оценки системы контроля качества пищевых продуктов. И уже по этой причине ХАССП не являлся, не является и не будет являться «волшебным» инструментом, который единственно обеспечивает (или способен обеспечить) должный уровень пищевой безопасности.
Теперь идём дальше и подробнее охарактеризуем сам ХАССП. Для этого нужно изучить утверждённые Комиссией Codex Alimentarius «Методические указания по структуре, функционированию, оценке и аккредитации систем контроля и сертификации импорта и экспорта пищевых продуктов» (CAC/GL 29 – 1997). Методические указания представляют собой общую схему для создания систем контроля и сертификации импорта и экспорта пищевых продуктов. Деятельность систем контроля включает несколько основных блоков: 1) оценку риска – построенный на научной основе процесс, состоящий из выявления опасных факторов, определения характеристик опасных факторов, оценки подверженности воздействую опасных факторов и выявлению характеристик риска; 2) меры по снижению или устранению риска; 3) предоставление информации о риске.
ХАССП применяется только в первом блоке и только для выявления опасных факторов. С этой целью разработана и утверждена «Система анализа опасных факторов и критических контрольных точек и методические указания по её применению», которая приложена к «Рекомендуемым международным нормам и правилам. Общим принципам гигиены пищевых продуктов» (CAC/RCP 1 – 1969. Rev.3,1997).
Чтобы наглядно понимать место ХАССП в общей системе пищевой безопасности, назову такую цифру: Комиссия Codex Alimentarius разработала свыше 50 Методических рекомендаций, один из этих пятидесяти документов из которых касаются системы ХАССП.
С вступлением в силу технических регламентов Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» и «О безопасности пищевой продукции в части её маркировки» - 1 июля 2013 года - предприятия пищевой промышленности будут обязаны представить документ, подтверждающий применение при оценке производственных процессов системы ХАССП. Однако это не означает, что таким образом у предприятий появится «индульгенция». Кстати, некоторые недобросовестные люди утверждаю ровно обратное для того, чтобы сейчас – за деньги – выписать такие справки предприятиям. Вынужден их (то есть предприятия) разочаровать – помимо справки ХАССП придётся проходить и лабораторный контроль, и контроль производственных процессов, придётся обучать сотрудников. И много чего ещё делать.
Большинство рыбоперерабатывающих предприятий уже имеют подобные документы. Однако ими не исчерпывается длинный список системы контроля качества и безопасности пищевой продукции. Более того, в современной мире – особенно после вступления России в ВТО – нашим предприятиям придётся учитывать частные – то есть утверждённые не государственными органами, а бизнесом – системы качества и безопасности. Вот, например, Ассоциация добытчиков минтая реализует проект экологической сертификации промысла минтая. Почему? Потому что, крупнейшие розничные сети мира и крупнейшие фаст-фуд сети заявляют об отказе принимать к реализацию продукцию, произведённую из рыбы, вылавливаемой на несертифицированных промыслах. Проще говоря, ритейлеры (конечно, не сами по себе, а под давлением экологических организация вроде WWF или Greenpeace) требует доказательств того, что рыбе, которую они продают не грозит уничтожение, что популяция этой рыбы находится в стабильном состоянии. Вот так получается, что имея все бумаги ХАССП, рыболовные предприятия сталкиваются с проблемой сбыта и вынуждены проходить очень длительную, трудоёмкую и дорогостоящую процедуру специальной сертификации.
Так что, программа ХАССП не является «волшебной палочкой», посредством которой удастся снять все ограничения для оборота пищевой продукции и заменить иные системы (или процедуры) контроля.