September 15th, 2014

БОЛЬШАЯ РЫБНАЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ

Пару недель назад, походив с корреспондентом «КП» Нигиной Бероевой по московским торговым точкам, обнаружил – под видом охлаждённой рыбы часто продаётся размороженная рыба (http://www.kp.ru/daily/26279.5/3156589/). Увиденное собственными глазами плюс анализ статистики позволяют сделать вывод: бурные эмоции по поводу грядущего дефицита охлаждённой рыбы на российском рынке поддерживаются либо людьми несведущими, либо людьми заинтересованными.
На самом деле, на российском рынке уже очень давно под видом охлаждённой рыбы продаётся размороженная рыба. Простой пример: в Москве – на хорошо известном и очень недешёвом Даниловском рынке – мне расхваливали обложенное льдом ОХЛАЖДЁННОЕ филе кальмара, произведённой предприятием, входящим в нашу ассоциацию. Но дело в том, что корабли этого предприятия добывают кальмар … в Беринговом море – примерно в трёх сутках хода от Петропавловска-Камчатского и в неделе хода от Владивостока. Как ни считай, охлаждённое филе кальмара могли доставить с борта БАТМа на прилавок Даниловского рынка только авиацией МЧС. Рядом с беринговоморским кальмаром присоседились под ледяной шубой охлаждённая креветка и охлаждённое филе трески. «Филе трески произведено в море, прямо на корабле», – сообщил продавец. Лучше бы он этого не говорил, потому что всё производимое на борту рыбопромысловых судов Северного бассейна филе трески затем замораживается. Такое филе называют филе первой заморозки, потому что оно изготавливается из только что выловленной рыбы и превосходит по качеству филе второй заморозки, но в охлаждённом виде его не хранят – только в замороженном.
Реальность, данную мне в зрительных ощущениях, попытался проверить сухой статистической грамматикой. И вот что получается. Внимательное изучение отчётов Росстата доказывает: на российском рыбном рынке возник целый сегмент рыбопродукции, которую продают под видом охлаждённой. По данным Росстата, в 2013 году объём производства свежей и охлаждённой рыбы в России превысил 686 тысяч тонн, увеличившись на 12% по сравнению с предыдущим годом. Попробуем отыскать источники сырья для этих 686 тысяч тонн. Их два: либо внутренний вылов (или аквакультура), либо импорт.
По данным Росрыболовства, объём производства аквакультурной рыбы в России в 2013 год составил 163 тысячи тонн, по данным ФТС, импортные поставки свежей и охлаждённой рыбы в Россию в 2013 году составили 167 тысяч тонн. Итого – 330 тысяч тонн. Откуда взялись ещё 356 тысяч тонн? Ладно, добавим речную рыбу из внутренних водоёмов и морскую рыбу из «прибрежки». Но ведь не вся речная рыба и не вся «прибрежная квота» идёт на производство именно охлаждённой рыбопродукции – эта рыба сушится, вялится, маринуется, коптится, филетируется… Да, чуть не забыл: и аквакультурную рыбу тоже необходимо считать с поправочным коэффициентом – «выход готовой продукции из единицы живого веса». Выходит, нужно брать в зачёт не все 163 тысячи аквакультурных тонн, а чуть меньше – тысяч 150.
Одним словом, как ни крути, но примерно 350 тысяч тонн рыбы, продаваемой в качестве свежей и охлаждённой рыбы, не могут подтвердить своё происхождение. Мой личный осмотр московских торговых точек с «охлаждённым» кальмаром и «охлаждённым» филе трески позволяет высказать предположение, что значительный объём «охлаждёнки» – не что иное как бывшая мороженная рыба. Просто повысившая свой статус по воле продавца.
Кстати, свою лепту в большую рыбную фальсификацию вносят и некоторые импортёры. По данным Росстата, в 2013 году объём производства свежей и охлаждённой рыбы в России увеличился по сравнению с предыдущим годом на 72 тысячи тонн, хотя поставки охлаждённого норвежского лосося в 2013 году сократились на 24 тысячи тонн. Зато поставки мороженного норвежского лосося, напротив, резко возросли и составили почти 80 тысяч тонн. Следовательно, норвежские импортёры уже в 2013 году изменили сбытовую стратегию в России, увеличив цены на охлаждённый лосось за счёт сокращения поставок, и начали мощное проникновение в сегмент мороженного лосося, постепенно выдавливая оттуда дальневосточные рыбопромышленные предприятия и замещая мороженным лососем нишу в сегменте охлаждённой продукции.
В 2013 году на российском рыбном рынке возникло уникальное явление: производство охлаждённой рыбы выросло несмотря на то, что внешние поставки охлаждённого сырья сократились, а внутренние поставки охлаждённого сырья остались почти неизменными. Откуда сырье для значительного прироста производства? Ответ простой – мороженная рыба. Мороженное сырье дефростируют, приводят в товарный вид и используют либо для производства продукции, либо для прямых розничных продаж.
Так что, многочисленные публикации о смерти российской «охлаждёнки» в результате введения запрета на импорт основаны на иллюзиях. Громадное большинство тех, кто привык покупать ОХЛАЖДЁННУЮ рыбопродукцию, наслаждаясь её потребительскими свойствами и высоким качеством, даже не догадываются, что они покупают МОРОЖЕННУЮ рыбу. Большая рыбная фальсификация позволяла зарабатывать недобросовестным участникам рынка, попутно раскручивая брэнд импортной – главным образом, норвежской – рыбы.