June 20th, 2014

О РУССКОМ МИНТАЕ ЗАМОЛВИЛИ СЛОВО

На семинаре Всемирного банка во Владивостоке поговорили и про российскую минтаевую индустрию.
Минтай – это главный водный биологический ресурс Дальнего Востока. Эта рыба обеспечивает почти 60% всего дальневосточного вылова. Легендарному основателю Boston Consulting Group Брюсу Хендерсону принадлежит формула о четырёх ведущих игроках рынка. На российском рынке вылова водных биоресурсов тоже четыре основных игрока – минтай, сельдь, треска и лосось – и доля минтая в четыре раза превышает долю наименьшего в четвёрке игрока. Так что минтай – это ведущий вид водных биоресурсов не только для Дальнего Востока, но и для России. Эффективность промысла и переработки минтая определяет эффективность всего российского промысла и всей российской рыбопереработки.
К сожалению, в Советском Союзе минтай стал жертвой «ресурсного проклятия». Есть такое явление в мировой экономической истории. 60% добываемого ресурса перемалывалось в рыбную муку для звероферм и бройлерных фабрик. Это считалось глубокой переработкой. На Дальнем Востоке не было построено ни одного крупного и оснащённого современным оборудованием берегового комбината по производству филе минтая. Первые филетировочные линии на рыбопромысловых судах стали появляться только в 1986 – 1987 годах и их были единицы. Была убита потребительская репутация минтая на внутреннем рынке. Были подорваны запасы минтая из-за беспощадного промыслового пресса.
Создание современной минтаевой индустрии в нашей стране происходит только сейчас. Происходит трудно и в острой конкурентной борьбе. Мировой рынок добычи минтая контролируют Россия и США.
Позиции российских предприятий на мировом рынке атакуются с разных сторон. Это и продавливание цены со стороны покупателей (часто объединённых в закупочные картели), это и появление товаров – заменителей (аквакультурных пангасиуса и тилапии), это и внеэкономическое давление конкурентов. Набор этих факторов делает рынок минтая в высокой степени волатильным и неустойчивым. Сезонные ценовые колебания, амплитуда которых составляет иногда 20 – 25%. И тем не менее – российские минтайщики сумели прочно закрепиться на мировом рынке.
Сохранять сильные позиции на рынке непросто. Рыбопереработка не является самым прибыльным видом производства. Вот показатели операционной рентабельности ведущих рыбопереработчиков Германии. В течение последних десяти лет операционная рентабельность европейской рыбопереработки колебалась от 1 до 6%. Поэтому очень сложно развивать масштабные проекты производства филе минтая на берегу – зато у нас есть возможность увеличить производство филе минтая на рыбопромысловых судах.
Десять лет назад на российских рыбопромысловых судах производили свыше 90 тысяч тонн филе минтая. Из свежей только что выловленной рыбы, без полифосфатов и глазури. Сейчас – 30 тысяч тонн. Почему производство сократилось втрое? В 2005 году под давлением экологических организаций европейские и американские розничные сети и сети HoReCa стали переходить на закупки рыбопродукции, которая прошла экологическую сертификацию. Одними из первых получили экологический сертификат американские минтайщики, после чего продажи российского филе минтая в Европе стали быстро сокращаться.
Летом 2008 года Ассоциация добытчиков минтая подала заявку на получение сертификата экологической устойчивости промысла минтая в Охотском море. Процедура сертификации включает научные исследования, международный аудит и обязательное участие стейкхолдеров. Американские конкуренты имели возможность тормозить нашу заявку на каждом этапе. Несмотря на их противодействие, через пять лет упорной работы 27 сентября 2013 года российский промысел минтая в Охотском море получил международный экологический сертификат.
Экспортная модель российской минтаевой индустрии стала способом приспособления к резко изменившимся экономическим условиям. Есть ли пределы роста для этой модели? Есть, если экспортная модель не будет меняться, если ассортимент выпускаемой продукции и рынки сбыта останутся неизменными. Однако методом проб и ошибок российские предприятия постепенно выстраивают сложную и устойчивую экспортную модель по видам продукции и рынкам сбыта.
Экспортная модель – это способ развития и внутреннего рынка. Точно так же, как различные сегменты внешнего рынка связаны между собой и влияют друг на друга, внутренний рынок и экспортные рынки не разделены китайской стеной. Предприятие, которое оборудовало корабль современными производственными линиями и выпускает филе минтая, будет продавать продукцию везде, где за неё готовы платить – в Гамбурге, во Владивостоке, в Лионе, в Москве.
Экспортная модель – это способ побороть «ресурсное проклятие», способ создания современной минтаевой индустрии, которой не было в советский период и которая создаётся сейчас.