May 26th, 2014

ГОСУДАРСТВО И РЫБОПРОДУКЦИЯ

В декабре прошлого года Европарламент и Совет Европы утвердили Регламент ЕС №1379/2013 по общей организации рынков продукции рыболовства и аквакультуры. Регламентом ЕС №1379/2013 предусматривает систему масштабной финансовой поддержки рыбаков и рыбопереработчиков. Например, ест в регламенте специальный раздел V «Стабилизация рынков». Так вот, в соответствие со ст.30 предусмотрено следующее:«Организации производителей продукции рыболовства могут получать финансовую поддержку за хранение продукции рыболовства». В следующей, 31-й статье указано, что финансовая поддержка предоставляется, если «не найден покупатель этой продукции по триггерным ценам». Дальше – разъяснение: в случае снижения закупочных цен на 20% рыбопереработчик вправе прекратить продажи и отправить продукцию на склад, а платить за хранение продукции будет не рыбопереработчик, а Еврокомисссия. Как вам такая форма поддержки?
В России регулярно происходит резкое снижение цен для рыбодобытчиков и рыбопереработчиков. Например, с 2008 по 2013 годы отпускная цена дальневосточных рыбаков за тихоокеанскую сельдь снизилась с 30 рублей до 20 рублей, хотя оптовая цена тихоокеанской сельди в Москве за этот же период возросла с 36 рублей до 45 рублей. Это означает, что выгоду от повышения цены получили не добытчики сельди, а участники рынка, которые контролирует каналы его доставки – трейдеры и оптовики. В 2008 году доля оптовиков в оптовой цене составляла 16%, в 2013 году – 55%. За пять лет несмотря на увеличение вылова тихоокеанской сельди и снижение отпускных цен (на треть) оптовая цена сельди в Москве возросла на 25%, а маржа оптовика увеличилась в четыре раза. В 2008 году оптовая цена тихоокеанской сельди делилась таким образом: 30 рублей – рыбаку, 6 рублей – оптовику. В 2013 году пропорция изменилась: 20 рублей – рыбаку, 25 рублей – оптовику.
Аналогичная картина складывается и на рынке продукции из минтая. Отпускная цена на мороженный минтай во Владивостоке снизилась с 50 рублей за килограмм в начале 2009 года до 34 рублей за килограмм летом 2011 года. Осенью 2011 года отмечен кратковременный рост цены на минтай до 49 рублей за килограмм, после чего цена снова начала снижаться, а затем пришла в неустойчивое, неравновесное состояние, в котором сейчас и находится. Таким образом, в период с 2008 по 2012 годы отпускные цены на мороженный минтай в России снизились на 32%. В то же время несмотря на снижение отпускной цены на мороженный минтай во Владивостоке розничная цена на минтай в Москве сохранялась на неизменном уровне – 85 – 90 рублей.
Сейчас много разговоров о бирже, но сама по себе биржа – как площадка электронных торгов – неспособна исправить ценовые диспропорции. Почему? Потому что с помощью биржи ценовой диктат оптовиков просто выйдет из тени и приобретёт публично-правовую форму – и всё! До тех пор пока на рынке не появится мощный игрок, который предъявит стабильный и масштабный спрос на отечественную рыбопродукцию, по-прежнему будут «править бал» трейдеры.
В Европе и США решают эту задачу не с помощью «биржевых прожектов» (хотя уж там-то биржевой опыт богатый), а за счёт многочисленных программ госзакупок рыбопродукции. В США, например, 15 тысяч тонн филе минтая (треть всего объёма, поставляемого на внутренний рынок) реализуется в школьных учреждениях по 7 долларов за килограмм. Власть делает заказ на продукт наивысшего качества (филе Deep Skine) в рамках общенациональной программы «Детское питание» (CNP), включающей программу школьных обедов (NSLP) и школьных завтраков (NSBS), и программы «Дополнительное питание детей, беременных и кормящих женщин (WIC). Таким образом для американских рыбаков и рыбопереработчиков изначально гарантируется рынок продукции при условии соблюдения ими строжайших стандартов качества и безопасности продукции. Для сравнения, российские предприятия производят около 30 тысяч тонн филе минтая, американские – 70 тысяч тонн.
Другой пример. В прошлом году на Аляске вылов горбуши в два с половиной раза превысил уровень предыдущего года. В России рекордный улов всегда приводит к резкому падению цен рыбодобытчиков, но почти никогда не влияет на розничную цену. В США было по-другому. Оптовая цена на горбушу у рыбодобытчиков осталась неизменной – 28 рублей за килограмм (в наших деньгах), а рентабельность рыбопереработчиков не упала. Почему? Потому что Министерство сельского хозяйства США организовало масштабные закупки консервированной горбуши на Аляске (полмиллиона ящиков консервов на сумму 20 млн. долларов). Чтобы был понятен масштаб – американское правительство в течение нескольких недель выкупило 10% годового объёма производства консервов. С рынка были изъяты излишки продукции, что позволило остановить падение цен и переломить тенденцию, которая проявилась сразу после рекордного сезона и особенно стала нарастать в преддверье нового сезона. Приобретение консервов из горбуши было сделано через «Программу изъятия излишков» (Surplus Removal Program) Минсельхоза США. Закупки Минсельхоза помогли переработчикам реализовать произведённую продукцию и сохранить стабильные цены для добывающих компаний. При этом розничные цены на консервированную горбушу (450-грамовая банка) снизились (в пересчёте на наши деньги) с 40 рублей до 31 рубля. В России рекордный вылов лососёвых в 2009 и 2011 годах не привёл к снижению розничных цен на лососёвые.
Европа и США применяют широкий набор мер прямой и косвенной финансовой поддержки рыбопромышленных предприятий, что напрямую увеличивает их конкурентоспособность (в том числе на российском рынке).
Отсюда – вывод. Поставки российской рыбы на российский рынок увеличатся, если российское государство начнёт по-настоящему закупать российскую рыбу. Пока что регулятор плохо понимает структуру и динамику рыбного рынка. В конце апреля прошла презентация исследования "Продовольственная безопасность: мониторинг, тенденции, угрозы", которое подготовили эксперты Центра аграрных исследований при Институте прикладной экономики РАНХиГС. Подробное исследование, много данных про картофель, свинину, курицу, говядину и молоко. И ничего про рыбу.
Регулятор плохо представляет даже ёмкость рынка: в докладах используются косвенные показатели, с помощью среднедушевого потребления - 18 килограммов или 22 килограмма. Что это означает? Это означает, что регулятор оценивает рынок либо в 2,6 млн. тонн, либо в 3,1 млн. тонн. Ничего себе точность: разброс в 20%. А если использовать стандартную - по учебнику - процедуру оценки ёмкости рынка (производство плюс импорт минус экспорт), то получается вообще 3,5 млн. тонн. Чему верить? Разумеется, при такой "точности" невозможно применять те способы поддержки рыбопереработчиков, которые применяются в Европе и США.