March 31st, 2014

ЕСХН: КАК ВЫБРАТЬ МЕЖДУ ХОРОШИМ РЕШЕНИЕМ И ПРАВИЛЬНЫМ РЕШЕНИЕМ?

В Государственную Думу внесены два законопроекта, которые меняют налоговый режим «Единый сельскохозяйственный налог». Один законопроект внесён 18 марта группой депутатов, другой – неделей позже группой влиятельных депутатов Игорем Руденским, Надеждой Школкиной, Николаем Панкиным и Геннадием Куликом. Оба законопроекта вносят изменения в статьи 171, 172, 346.1, 346.3 и 346.5. Разница между ними в том, что первый из законопроектов меняет ещё и статьи 166 и 169, а второй законопроект эти статьи не трогает.
Статью 166 предлагается дополнить пунктом 8 следующего содержания:«Налогоплательщик, уплачивающий единый сельскохозяйственный налог исчисляет налог на добавленную стоимость расчетным методом со стоимости реализуемых товаров (работ, услуг), принятой за налоговую базу. Налоговая ставка в этом случае определяется как процентное отношение налоговой ставки, предусмотренной пунктом 2 или пунктом 3 статьи 164 настоящего Кодекса, к налоговой базе, принятой за 100 и увеличенной на соответствующий размер налоговой ставки».
Статью 169 дополнить пунктом 3.2. следующего содержания:«Организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся плательщиками единого сельскохозяйственного налога, в случае выставления ими счетов-фактур при реализации собственной продукции, обязаны вести журналы учета выставленных счетов-фактур в отношении указанной деятельности».
Но это – детали налоговой техники, главное – в другом. Законодатели предлагают отменить для плательщиков единого сельскохозяйственного налога (ЕСХН) освобождение от уплаты НДС, уравнять сельхозпроизводителей и переработчиков пищевой продукции в уплате НДС.
Тема не новая. В прошлом году руководители всех крупнейших объединений российской «пищёвки» обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой внести изменения в налоговый режим ЕСХН. Они предлагают следующее: плательщики ЕСХН освобождаются от уплаты налога на прибыль и налога на имущество, но НДС уплачивают. В предложениях переработчиков есть зерно истины. В прошлом году эксперты Комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре подготовили исследование, в котором сравнивали особенности движения финансовых потоков в трёх отраслях – «Сельское хозяйство», «Пищевая перерабатывающая промышленность» и «Рыболовство и рыбоводство».
Вот к каким любопытным выводам они пришли. В 2006 году денежная выручка предприятий сельского хозяйства составляла 616,8 млрд. рублей при объёме производства 1 617,1 млрд. рублей. Таким образом, своевременно оплаченная продукция составлял в обороте сельскохозяйственных предприятий всего лишь 38%. В 2011 году при общем объёме произведённой продукции в 3 451,3 млрд. рублей объём денежной выручки в сельском хозяйстве составил 1 109,7 млрд. рублей – 32% от объёма производства. За пять лет объём денежной выручки сельскохозяйственных предприятий увеличился на 80%, а объём произведённой сельхозпроизводителями, но несвоевременно оплаченной продукции вырос в 2,3 раза. В чём дело? Как может работать (и развиваться отрасль), если своевременно оплачивается всего лишь треть произведённой ей продукцией.
Часто ответ такой – это ритейл, розничные сети задерживают платежи за полученные продукцию. Так ли это? Давайте сравним состояние расчётов в сельском хозяйстве с состоянием расчётов в пищевой перерабатывающей промышленности. В 2006 году денежная выручка перерабатывающих предприятий составляла 1 573 млрд. рублей при объёме производства 1 717 млрд. рублей – 92% от объёма производства. Через пять лет денежная выручка «пищепрома» возросла вдвое – до 3 169,9 млрд. рублей при том, что объём производства в отрасли увеличился за это время тоже вдвое. Объём несвоевременно оплаченной продукции предприятий «пищёвки» увеличился с 144 млрд. рублей до 386 млрд. рублей – в 2,7 раза, но составляет чуть больше 10% от объёма производства, а в сельском хозяйстве доля несвоевременно оплаченной продукции составляет 68% от объёма производства. Так что версия о злонамеренной рознице не даёт ответа на вопрос: как может работать отрасль, если 70% ее производства не оплачивается своевременно?
Разгадка – в ЕСХН. Применение налогового режима «Единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН)» – а если точнее, предусмотренное в ЕСХН «бегство от НДС» – создаёт между сельскохозяйственными и перерабатывающими предприятиями финансовую «прослойку». Именно через неё осуществляются многие расчёты. В 2011 году объём поставленной, но своевременно не оплаченной продукции сельского хозяйства составил 2,3 трлн. рублей. Большую часть этой суммы составляют расчёты между сельскохозяйственными предприятиями и созданными ими же «фирмами-однодневками». Почему? Потому что добросовестные перерабатывающие предприятия, которые работают «в белую» не хотят брать на себя уплату НДС, если в стоимости поставляемой им продукции НДС не заложен. Вот и вынуждены сельхозпроизводители, которые используют налоговый режим ЕСХН, работать через фирмы-посредники.
С точки зрения статистики, 2,3 трлн. рублей – это задолженность перед отраслью «Сельское хозяйство», а с экономической точки зрения – это задолженность внутри самой отрасли «Сельское хозяйство». Поэтому многие предприятия, которые используют налоговый режим ЕСХН, начинают соглашаться с его изменением. Они считают, что освобождение от уплаты налога на прибыль и налога на имущество само по себе мотивирует предприятия на развитие, позволяет им вкладываться в модернизацию и приобретение основных фондов, а освобождение от НДС – всё больше превращается в «головную боль».
Более подробно последствия «переформатирования ЕСХН» для рыбной отрасли прокомментирую отдельно, так как в данном случае необходимо учитывать следующие важные обстоятельства.
Первое – судебную практику, которая складывается в спорах между налоговыми органами и рыбодобывающими предприятиями.
Второе – особенности правового статуса градообразующих предприятий, для которых, на мой взгляд, следует сохранить существующий режим ЕСХН.
Третье – особенности взаимодействия внутри крупных холдингов, которые включают как рыбодобывающие, так и рыбоперерабатывающие мощности.