February 19th, 2014

ПОЧЕМУ ФАС ПОДДЕРЖИВАЕТ ДЕМПИНГ НА ВНЕШНЕМ РЫНКЕ?

Российское антимонопольное законодательство очень молодо. Когда в США отмечали столетний юбилей закона Шермана, в России только начинали писать Федеральный закон «О конкуренции». Любопытно, что российская практика преследования картелей тоже ровно на сто лет отстоит от американского опыта. 15 мая 1911 года Верховный суд США признал виновной в нарушении антимонопольного законодательства корпорацию Standard Oil и постановил разделить её. Эта была точка отсчёта для антикартельной правоприменительной практики в США.
История антимонопольного преследования чрезвычайна поучительна, потому что помогает понять вектор современного российского антимонопольного законодательства и возможные формы российской антикартельной практики. Вынужден признать, что идея антимонопольного регулирования принята в России на «ура», без какой-либо серьёзной попытки разобраться. В предисловии к классической работе Д.Арментано "Антитраст против конкуренции" приводится остроумное замечание российского экономиста В.Новикова, запрет самовольного снижения объёмов производства производителем, завоевавшим большую долю рынка, напоминает социалистическую «борьбу с тунеядством»: «распоряжаясь своим трудом, гражданин обязан руководствоваться не частным, а общественным интересом».
Считаю важным заострить внимание на «родовой травме» современного российского антимонопольного регулирования. Юридическая основа антикартельной деятельности ФАС – это причудливая смесь американского антимонопольного законодательства и советской юстиции. Из громадной совокупности судебных прецедентов российский антимонопольный регулятор тщательно выбирает лишь некоторые. Например, решение Верховного суда об отказе признать U.S. Steel виновной в нарушении закона Шермана (1919г.) игнорируется, зато дело о великом сговоре производителей электрооборудования (1961г.) практически «вживлено» в правоприменительную практику ФАС. Поэтому 99% российского бизнеса – это потенциальные фигуранты антикартельных расследований.
Анализ антимонопольных разбирательств необходимо «вставлять в рамки» общеэкономического контекста и в связи с реальным поведением предприятий. Рассмотрение фигурантов антикартельных разбирательств в более широком экономическом контексте. Актуальным в нашем случае является разграничение внутреннего и внешнего рынков.
Именно в конце 80-х наша страна стала терять навыки эффективной торговли рыбопродукцией и привела к этому либерализация внешней торговли. Парадокс, но в те же самые годы, когда СССР (а потом Россия) расширял конкуренцию во внешнеэкономической сфере – крупнейшие экспортёры рыбопродукции двигались в прямо противоположном направлении. В Норвегии, Вьетнаме и Китае, в Европе и Латинской Америке возникли и укрепились мощные экспортные объединения производителей рыбопродукции. Продажи перуанского анчоуса, американского минтая, норвежского и чилийского лосося, вьетнамского пангасиуса, датской креветки, исландской сельди стали управляться с помощью и при участии крупных объединений. За двадцать лет в большинстве стран мира наладили «пульты управления» продажами рыбопродукции на внешних рынках и благодаря этому создали «ценовую премию» для производителей. В России такой системы управления экспортом рыбопродукции пока нет, и до тех пор, покуда антимонопольный регулятор будет продавливать умозрительные и прекраснодушные схемы абсолютно свободной и абсолютно конкурентной торговли на мировом рыбном рынке – до тех пор Россия не вернётся в лидеры мирового рыбного рынка.